История Симферопольского ВВПСУ

История Симферопольского ВВПСУ

Материал об СВВПСУ из книги к его 50-летию ЗДЕСЬ

661

Предыстория
Создаваемое военное училище не было явлением новым для Симферополя. В городе в разное время существовали военно-учебные заведения различного профиля. В 1939 г. в гарнизон столицы Крыма включили вновь созданное минометно-пулеметное командное училище, которое с 1941 г. перевели в Балаково Саратовской области. Осенью 1944 г. училище возвращается в Симферополь, освобожденный от противника.
Из истории: 
Во время Великой Отечественной войны в Балакове базировалось Симферопольское пулеметно-минометное военное училище. Созданное в 1939 году, оно находилось в Симферополе до августа 1941 года. А в декабре 41-го курсантов эвакуировали в Саратовскую область — сначала в Питерку, а потом в Балаково.
В городе «симферопольцы» учились с мая 42-го по май 43-го. Им были выделены лучшие здания города: нынешнего 63-го училища, 2-го корпуса лицея № 62 (ранее речное ПТУ-6), средней школы №1, школы рабочей молодежи (теперь магазин «Кобзарь»), вспомогательной школы (так называемый дом Шмидта) и другие.
В августе 42-го состоялся первый и единственный выпуск офицеров, подготовленных в Балакове. Большая часть молодых лейтенантов — 1 250 человек — была направлена в распоряжение Военного совета Сталинградского фронта. Среди них был житель Балакова Н. С. Симаков. Он воевал в составе 35-й Гвардейской стрелковой дивизии вместе с другими балаковцами, в том числе и с будущим Героем Советского Союза В. К. Ерошкиным. Около 350 молодых лейтенантов было направлено на Центральный фронт. Среди них — еще два будущих Героя В. И. Крюков и А. Я: Ломакин.
Следующий выпуск училища состоялся в мае 43-го. Тогда, после ускоренного курса обучения, из стен училища было выпущено около 800 человек в сержантском звании. Все они были направлены под Белгород, где, в должности командиров взводов и отделений, приняли участие в знаменитой Курской битве. Новый набор в училище был произведен в мае 43-го. Обучение курсанты завершили в декабре 44-го уже в освобожденном от фашистов Симферополе, куда они вернулись из Балакова в августе 44-го.
13 апреля 1944 г. в ходе Крымской наступательной операции, училище возродилось, но уже с новым названием «Симферопольское пехотное военное училище» (преобразовано 27 мая 1944 г.) с оперативным подчинением, в последующем, командующему Таврическим военным округом, который был образован 9 июля 1945 г.
В апреле 1957 г. приказом Министра обороны СССР Симферопольское пехотное военное училище было расформировано. Символично, но на его территории получало свое Боевое Знамя Симферопольское ВВПСУ. Об этой преемственности многие даже не задумываются.

Рождение
Симферопольское ВВПСУ было создано приказом Министра Обороны СССР 1 июня 1967 г. для подготовки офицеров-политработников военно-строительных частей (ВСЧ) и железнодорожных войск (ЖДВ) ВС СССР. Срок обучения — 4 года. После окончания присваивалось воинское звание «лейтенант», квалификация офицера с высшим военно-политическим образованием и вручался диплом общегосударственного образца.

Согласно гражданской специализации присваивалась квалификация «учитель истории СССР и обществоведения». В училище принимались военнослужащие срочной и сверхсрочной службы, выпускники суворовских и нахимовского училищ, прапорщики, мичманы, а также гражданская молодежь из числа членов, кандидатов в члены КПСС и комсомольцев, по рекомендации политорганов или районных комитетов ВЛКСМ, проявивших желание и годных по состоянию здоровья для службы в ВС СССР.

Высшее военно-учебное заведение (ВВУЗ) – организация специфическая. Это по своей сути — смесь обычного гражданского ВУЗа с жестко регламентированной учебной воинской частью. Если базовый ритм жизни в ВВУЗе идет по схеме учебного заведения: пара — учебный день – семестр — учебный год, то в остальном он ничем не отличается от стандартного распорядка принятого в ВС СССР. Потому с одной стороны нужны помещения с возможностью размещения в них современных учебных аудиторий, а с другой — казарменные помещения, контрольно-пропускные пункты, караульные помещения, а также спортивные комплексы, полигон, учебный центр, место для размещения батальона обеспечения учебного процесса (БОУП), ну и, конечно, строевой плац. Именно по такой схеме создавались все ВВУЗы.

С географическим местом Училищу повезло. Его базой стал комплекс зданий рядом с центром Симферополя, в которых до этого располагался созданный в начале 1953 г. приказом Министра Военно-Морских Сил (ВМС) СССР адмирала Н.Кузнецова Симферопольский строительный техникум ВМС.

Это название у него было до 1955 г., после чего техникум стал именоваться Симферопольским строительным техникумом ВМФ. В нем велась подготовка техников-строителей и механиков для флота. Срок обучения был два года, выпускникам присваивалось воинское звание «младший лейтенант».

214  215

Управление Симферопольского ВВПСУ. Первоначально предназначалось для штаба ВВС Таврического военного округа. Затем было передано Симферопольскому строительному техникуму ГВСУ МО СССР.

 
В середине 1957 г. Постановлением правительства СССР техникум был выведен из состава военно-морских учебных заведений и передан в ведение заместителя МО СССР по строительству и расквартированию войск. Его основное здание впоследствии стало известно каждому выпускнику Училища – это учебный корпус №1.
216  217

Учебный корпус №1 Симферопольского ВВПСУ. В этом здании в 1967 г. размещался Симферопольский строительный техникум Главного военно-строительного управления Министерства Обороны СССР.

 
Печать Симферопольского строительного техникума Главного военно-строительного управления Министерства Обороны СССР.

Печать Симферопольского строительного техникума Главного военно-строительного управления Министерства Обороны СССР.

Здание управления, которое располагалось на ул.Севастопольской, но отделенное от учебного корпуса № 1 ул.Субхи, имело несколько иную судьбу, но также принадлежало МО СССР. Оно было построено в начале 50-х гг. для размещения в нем штаба ВВС Таврического военного округа и после его расформирования в 1956 г., оно было передано в распоряжение техникума МО СССР.

Существенную помощь в решении многих вопросов, связанных с размещением и комплектованием Училища постоянным и переменным составом, оказали Крымский областной Комитет КПСС и облисполком.
Политотдел Училища в 1967 г. возглавил полковник Шевченко Ярослав Юрьевич. Начальником учебного отдела стал подполковник-инженер Шулев Валентин Федорович — знающий специалист, педагог, участник ВОВ. Все они принадлежали к категории профессионалов, на которых держится любая армия. Пример их отношения к службе как к ежедневной работе, лишенной в своей повседневности какого-либо щегольства и героизма, показывал наглядно, в чем смысл офицерской службы. Такие офицеры и составляли золотой фонд Советской Армии.
Уже в апреле 1967 г. в училище стали прибывать офицеры, получившие назначение на командные и преподавательские должности, а с мая по август стали формироваться подразделения, кафедры, службы и отделы Училища. Большое внимание уделялось подготовке учебных классов, служебных помещений: библиотеки, столовой, спортсооружений.
Процесс совершенствования постепенно становился непрерывным. На кафедрах проводилась работа по подготовке лекционных фондов, наглядных пособий для занятий. В учебных классах устанавливались макеты, стенды и технические средства обучения. Велась работа по проектированию новых зданий. Решался вопрос об отводе земли для оборудования учебного центра и войскового стрельбища.
Для организации обучения курсантов по военно-техническим дисциплинам (кафедры машин и механизмов, воинских зданий и сооружений, организации и экономики военно-строительных работ) прибыли в Симферополь опытные офицеры-преподаватели, окончившие Ленинградское высшее военное инженерное строительное Краснознаменное училище им.Генерала армии А.Н.Комаровского (ЛВВИСКУ), накопившие большой практический опыт на важнейших военных стройках страны.
 451

Офицеры СВВПСУ — выпускники ЛВВИСКУ. В нижнем ряду третий справа — полковник Юрий Алексеевич Мошкин, заместитель начальника Училища, тоже выпускник ЛВВИСКУ.

 
В ходе теоретических и практических занятий, стажировок в ВСЧ, они учили курсантов выполнять все виды военно-строительных работ, правильной организации их производства. Исключительно велика роль офицеров-выпускников ЛВВИСКУ в создании и расширении учебной и материально-технической базы СВВПСУ. Благодаря их таланту и организаторским способностям она стала одной из лучших в системе ВВУЗов страны.
Принятием Военной присяги и последующим через несколько месяцев вручением Боевого Знамени, о чем речь пойдет впереди, завершился базовый этап формирования Училища, занявшего свое достойное место в строю военно-политических ВВУЗов.
В последующие первые четыре года были заложены прочные основы для дальнейшей успешной деятельности по подготовке кадров армейских политработников. К 1971 г. Училище было укомплектовано до полного штата, в его составе насчитывалось 11 кафедр и 4 курсантских батальона, командирами которых стали опытные, высокообразованные офицеры, имеющие богатый войсковой опыт.
 

Комплектация: переменный состав

Основу любого военно-учебного заведения составляли подразделения курсантов, собранные по штату наиболее оптимальному для выполнения учебной программы подготовки по специальности данного ВВУЗа.

Поэтому для того, чтобы начать полноценный плановый учебный процесс с 1 сентября текущего года, необходимо было сформировать Училище в строго отведенные, жесткие временные рамки: с 18 мая по 25 августа 1967 г. Одновременно с комплектованием училища постоянным составом, проводилась большая работа по подготовке к приему абитуриентов и проведению конкурсных вступительных экзаменов. В газетах «Красная Звезда», «Комсомольская правда», в местной печати были опубликованы объявления о наборе курсантов и условия приема. Приступила к работе приемная комиссия. Много содействовала набору комиссия Главного Политического Управления СА и ВМФ, выезжавшая для отбора курсантов в военные округа и группы войск.

Вступительные экзамены.
Кандидаты, изъявившие желание поступить в училище сдавали экзамены по истории СССР (устно), географии (устно), математике (устно), русскому языку и литературе (письменно, сочинение).
Помимо этого все курсанты проходили проверку по физической подготовке (военнослужащие в объеме требований Военно-спортивного комплекса, гражданская молодежь – комплекса «Готов к труду и обороне (ГТО)»).
В ходе вступительных экзаменов проводилась проверка состояния здоровья абитуриентов. Решение о поступлении в училище принималась поле заключения мандатной комиссии. Кандидаты, поступающие в училище, с первых дней знако¬мились с преподавателями кафед¬ры, методами и приемами их работы. Это знакомство происходило не только на вступительных экзаменах, но и в ходе профессионально — психологического отбора.
В Симферопольское ВВПСУ отбор курсантов производился по той же схеме, как и в другие военные училища, но имелись некоторые особенности. Например, абитуриенты должны быть членами ВЛКСМ, кандидатами или членами КПСС и рекомендоваными районными комитетами КПСС или ВЛКСМ или соответствующими политорганами (для абитуриентов из военнослужащих). Допустимый возраст поступления в ВПУ был на два года выше, чем в остальные военные училища Вооруженных Сил СССР: 23 года.

К 25 августа 1967 г. вся работа по набору курсантов была завершена: первый курсантский батальон был сформирован в составе двух рот: 1-й и 2-й. Многие первые абитуриенты были выходцами из городов Крыма. Училище в то время только начинало свой путь и поэтому еще не было известно широкой общественности страны.
Интересна характеристика первого набора курсантов. Согласно историческому формуляру в Училище были приняты военнослужащие срочной и сверхсрочной службы, суворовцы, а также гражданская молодежь из числа коммунистов и комсомольцев. 73% из них имели опыт трудовой деятельности и службы в войсках, 72% окончили среднюю школу с хорошими и отличными оценками, несколько – с золотыми и серебряными медалями. Много было кандидатов и членов КПСС, остальные — комсомольцами. Более 70% курсантов поступили в училище по комсомольским путевкам, 90% успешно сдавших вступительные экзамены военнослужащих являлись отличниками боевой и политической подготовки и классными специалистами, примерно 30% курсантов продолжили семейные традиции, избрав путь своих отцов – офицеров Вооруженный Сил СССР.
С созданием Училища его профиль был определен как высшее военно-политическое училище, готовящее офицеров-политработников по специальности «военно-политическая военно-строительных частей» с присвоением квалификации «офицер-политработник с высшим образованием» и сроком обучения 4 года, который до 1994 г. оставался неизменным.
Одновременно была организована реализация программы экстерната для офицеров, прапорщиков и сержантов сверхсрочной службы из войск по специальности «военно-политическая военно-строительных частей» с присвоением квалификации «политработник со средним военно-политическим образованием – учитель начальных классов».

 
 390   391

Условия поступления в Симферопольское ВВПСУ

 

Первый учебный день
К концу лета 1967 г. Симферопольское ВВПСУ было готово начать полноценный учебный процесс. К этому времени были минимально оборудованы два учебных корпуса: №№1, 2 и двухэтажное лабораторное здание. Этого было мало, тем более, что многое пока пребывало еще на примитивном уровне.
Наступил долгожданный день 1 сентября 1967 г. – первый день первого учебного года. Перед зданием 1-го учебного корпуса состоялся короткий митинг. После прохождения торжественным маршем (колонну 1-го и 2-го взводов 2-й роты вел лейтенант Осипенко) личный состав убыл на занятия согласно расписания. В этот день многое было впервые. Первый звонок на занятия подал дежурный по Училищу. Первая лекция по истории «Наша Родина — Союз Советских Социалистических Республик» была прочитана опытным педагогом, кандидатом исторических наук, доцентом полковником Д.Д.Гончаровым.
С этого времени в Училище началась плановая учеба, со стороны кажущаяся монотонной, но неимоверно насыщенная и интересная для всех, кто в ней задействован: как для преподавателей, так и для курсантов.
Вот что вспоминает об этом времени тогда помощник начальника политотдела Училища по комсомольской работе, впоследствии заметитель начальника Училища по учебной работе полковник В.П.Савельев: «На совещаниях, в которых принимал участие и я, мы на первый план ставили организацию, качество учебно-воспитательного процесса. И, несмотря на то, что многим из нас не хватало педагогического опыта, отсутствовала должная материальная база, не было условий для размещения личного состава согласно уставным нормам, мы ставили задачу проводить занятия на самом высоком уровне. В этих целях перенимали опыт работы других высших военных училищ, опыт работы кафедр общественных наук крымских вузов. Всячески поощряли и поддерживали тех преподавателей, кто стремился сдать экзамены кандидатского минимума, поступал в адъюнктуру, аспирантуру, успешно готовил и защищал диссертации».
Вот так 1 сентября 1967 г. в Училище начались занятия. Это был сложный период его истории. Самого Училища, как такового, еще не было. Была лишь территория, обозначенная колышками и несколько зданий. Бытовые условия неважные. Офицеры и сверхсрочники, приехавшие из разных военных округов, не имели квартир, а значит, живут без своих семей. Материальная, учебная и техническая базы еще не прибыли в училище. Курсанты первого набора принимали самое активное участие в строительстве Училища, его материальной и учебной базы. Конечно, не за один год Училище приобрело тот вид, который мы все знаем. Командование, политический отдел, учебный отдел, офицеры кафедр, служб и подразделений, невзирая на трудности этапа формирования и становления училища, с поставленной задачей справились. Так общими усилиями офицеров, прапорщиков, курсантов и гражданского персонала, в течение нескольких первых лет, было отстроено современное, по тому времени, высшее военно-учебное заведение. В дальнейшем этот созидательный процесс продолжался.
В ходе учебы курсантам предстояло освоить целый ряд предметов — это партийно-политическая работа, научный коммунизм, история КПСС, марксистско-ленинская философия, политическая экономия. Все эти предметы должны были дать базу для понимания той идеологии, которой жила страна. Помимо идеологических предметов курсанты должны были освоить литературу, иностранные языки, элементы высшей математики, научиться чертить и читать чертежи и т.д. Будущий офицер-политработник должен хорошо освоить сугубо военные дисциплины: тактику, инженерное обеспечение боя, мосты и переправы, подрывное дело, различные типы радиостанций, военную топографию. С этим набором знаний он был готов в любых условиях боя обеспечить управление подразделением. 

Первая Присяга
Как к самому важному событию в своей жизни готовились молодые курсанты к принятию Военной присяги. В подразделениях Училища проводились беседы, тематические вечера, встречи с участниками Великой Отечественной войны. 2 октября 1967 г. курсанты училища в торжественной обстановке приняли Военную присягу – священную клятву воина на верность Родине. Первая церемония была мероприятием небольшим, почти камерным (большая часть курсантов приняла ее во время срочной службы в Советской Армии), но при этом невероятно торжественным. Благодаря курсантам первого выпуска сохранились те невероятные эмоции, которые наверняка помнит каждый, прошедший через ритуал посвящения в защитника Отечества.

446С.Юхин: «За окном роскошная июльская ночь и «мутный» 2011 год. Я сижу в своём кабинете (так в семье зовется моя комната) в которой стоит кровать, а на столе — всегда открытый ноутбук. Здесь мне хорошо работается над поэмой о моём времени. И здесь я часто смотрю на серую любительскую фотографию… 1967 год.
Осень. На фоне серого здания группа курсантов. Это мои друзья. Слева стоит Коля Карпенко. Рядом глядит исподлобья сержант Косов. Он только кажется строгим. А из-за его плеча, поджав нижнюю губу, еле успевший на съемку Мэлс Бедельбаев. Тянется на цыпочках. А вот полный собственной значимости мой земляк Юрий Малахаев. Хитро улыбается надёжный друг и идейный вдохновитель Рукавицын. Красавец Зуев — сплошное обаяние. А вот Толя Свитлык. Как он сейчас?
Да-а! Совсем я потерял связь с ребятами, с которыми съел не один пуд соли под небом Крыма. Добряк Щербонос опять не смог уложить свою копну непослушных волос и кажется говорит: «Станэк! Твоя мысль мне совершенно неприемлема. Но в ней есть здравое зерно. Поэтому развей её до совершенства». А я не развил её. Я пошёл другим путём. Мой лучший друг Володя Юдин как всегда возвышается над всеми. Интересно, простил ли он меня за долгое молчание? Если друг, то простил…
Рыбкин. Трудяга Петя Камянский. Основательный, но в душе всегда ребёнок Коля Карпов. Вили Миезитис. Пупышев. Косьмин… Господи, как вы поживаете? Помнишь Коля, как ты женившись, подрабатывал (вопреки строгому распорядку!) и уже через несколько месяцев исхудал, и все давали тебе ненужные советы, командир отделения наказывал, а я про себя жалел и думал — тяжела же семейная жизнь! Интересно, а как я поступлю, если придётся совершить такой же шаг?.. Хотя об этом я, кажется, и не думал — это придёт потом. Неожиданно и навсегда.
Крепыш Хавроненко присел слева. Нагнул круглую голову и закрывшись ладонями от ветра прикуривает. Рядом со мной на корточках, плечом в плечо, верный товарищ Володька Марыкин. Мы довольны собой: мы есть, и мы сильны, и в нас бурлит молодость. Настолько бесшабашная, что однажды в Перевальном подвигла на подъём по отвесной скале без страховки. Мы чуть не сорвались. Но, переведя дух, гордились своим опытом. Господи! Сколько же в жизни мы делали необдуманного. А вот мой кумир — старший сержант Володя Гуреев. Он наверное и не догадывается, что он значил для моего становления как профессионала.
Дорогие мои однокашники, простите меня за то, что вы, оставаясь всегда в моём сердце, не стали за эти 40 лет еще и товарищами по переписке. Я даже не знаю, почему не писал и не звонил вам. Однажды, случайно встретив вас на военных объектах, посидев, попив горькой и разъехавшись, не торопил новую встречу. Верно я больше жил тем, что у меня осталось от того Нашего Времени. А это самое сокровенное, что у меня есть. Жизнь моя это постоянное воплощение того, что я впитал за те четыре года, и вы всегда были для меня тестом на собственную состоятельность, моей совестью.
Вот мы на сером любительском снимке – молодые, красивые, полные сил и, конечно же, безмерно счастливые! Вот такие вы у меня в сердце! И я горжусь, что вы все состоялись. И то, что тогда я был с вами рядом. И мы были одним целым. И всё было нам по плечу. Такое не проходит до скончания века. Аминь!
Приведение к Военной присяге в Симферопольском высшем военно-политическом строительном училище было назначено на 2 октября 1967 года. В установленное время подразделения под командованием взводных и ротных офицеров вышли из казарм и построились на улице Севастопольской. Две роты курсантов. Замыкала строй рота обеспечения учебного процесса.
Во всём чувствовалась волнующая торжественность. Дирижер и музыканты, начальники кафедр и преподаватели, офицеры курсантских подразделений, все, от полковников с сединой в волосах до безусых курсантов в который раз проверяли форму, поправляли еле заметные складки на мундире, нервно касались блестящей пряжки (не закрывает ли она нижнюю пуговицу на кители?) вытирали, не снимая фуражки, пот со лба и, подняв глаза, что-то отрешённо шептали высохшими губами.
- Слышь, зяма! У меня что-то поджилки трясутся, словно это я сегодня буду принимать присягу, — говорил младший сержант Камянский своему соседу Меезитису.
- Ты что, совсем головой поехал, — смеялся Вилис.
-Знаете, старики, а я тоже переживаю, — сказал младший сержант Косьмин, поправляя ремень автомата Володе Юдину, — Как думаете, наши не подведут?
- Нет! Смотрите — соколами глядят, — ответил за всех Володя Гуреев, замкомвзвод два.
- Хватит трепаться! Сейчас начнётся, — это капитан Дрожжин вернулся с инструктажа у ротного.
Словно ветерок пробежал: «Идёт! Идёт!». И голос полковника Царицанского вмиг подтянул струны колонн: «Училище! Смирно! Товарищ полковник…». Пауза. Все замерли. Над строем пролетел шальной голубь. И генерал Аверин, успокаивающе: «Вольно. Вольно, полковник». И уже скорой походкой, поправляя на ходу новенький мундир, обходит строй. Остановился перед начальником кафедры тактики и вызывающе: «Ну, полковник, как подготовлены курсанты?». Офицер, вспомнив разнос на полигоне, побагровел но держался молодцом: «Всё будет в лучшем виде, товарищ полковник. Орлы».
- «То-то, орлы! А я что вам говорил… А твои молодцы. Научили. Спасибо!» — начальник Училища протянул полковнику руку, и тот быстро пожал её. Аверин в сопровождении заместителя и полковника пошёл к строю курсантов, удерживая ротных офицеров от рвения. Бегло осматривал новобранцев, одобряюще кивал старослужащим: всё видел, всё примечал. И был доволен собой и своими питомцами. В правофланговой колонне третьей полуроты стояли два белобрысых голубоглазых красавца.
Полковник подошёл к ним. Остановился. Покачиваясь, внимательно смотрел на курсантов.
-Твои, Рещиков, подчинённые? — спросил он.
- Так точно, товарищ полковник, — ответил чернявый крепыш старший сержант Рещиков..
Курсанты вспотели, и оловянно смотрели перед собой. Аверин, понимая их состояние, по-отечески спросил: «Ну, что, славяне, покажем южным девушкам, кто в Симферополе теперь хозяин». И уже на ходу майору Дорохову: «В почётный караул!».
-Есть! — с гордостью за подчинённых ответил ротный.
- Покажем! — с опозданием рявкнули курсанты.
Прозвучала команда «Смирно!» Переполненный волнением строй училища замер. Улица распрямилась, и открыла свои объятия. И снова голос полковника Царицанского: «Шагооом-Мааррш!» Звонко ударили барабаны. Единый слаженный организм училища выдохнул и вмял железо подков в разгорячённый асфальт. Сотни сердец забились в едином ритме. У стоящих на тратуаре зевак подкосились ноги, а в желудках поселился холодок. Оркестр грянул воинский марш, город треснул и развалился. А когда колонны вышли на центральную улицу, курсантам стало совершенно ясно, что в этом городе равных им нет!
Лощеный полковник Аверин легко шёл впереди строя, сдержанно и радушно улыбаясь многочисленной публике. Иногда кивал знакомым людям. И слышал как за спиной бьётся о древко тяжёлое полотнище знамени, но более всего — железный ритм курсантских сапог.
С тротуаров кричали «ура», бросали цветы, одобрительно кивали головами. Дамы
хлопали в ладоши. Подростки смотрели на курсантов и завидовали им.
445Пройдут десятки лет и этот первый выход училища забудут. А в беспредельные 90-е по-воровски поспешно сорвут таблички со стен КПП и управления. С развалом государства всё, что по крупицам собиралось в стенах этого прекрасного учебного заведения, хамелеоны коммидеологии признают вредным для государства, и снесут на свалку истории, предадут забвению. И разбросает по необъятным просторам огромной когда то страны 22 выпуска офицеров-профессионалов… Кто-то найдёт себя в этой жизни, станет прекрасным офицером и дослужится до седин и высоких должностей. Кто-то уйдёт в науку и впишет своё имя в бесконечный список ученых. Кто-то получит боевые награды на настоящей войне. А кто-то поспешно снимет погоны и встанет в огромный пропито-прокурено-проматерённый строй базарных торговцев. А еще кто-то, увидев как вытирают ноги о великую когда-то армию, и, не поддавшись на посулы новоявленных вождей, в сердцах напишет рапорт и придёт в НЕСВОЮ ЖИЗНЬ, унеся с собой частицу светлой памяти. И будет скромно, без надежды на «бронзовость», трудиться над почти невозможным -воспитанием молодёжи в духе этой памяти, памяти о великих традициях великой страны и великих воинов.…..А сейчас они, идущие на свой праздник, не знают что их ждёт…Не знает Мэлс Бедельбаев, честный политработник, о том что его убьют, а потом сожгут в печи котельной бывшие заключенные, а в начале 70-х по воле Правительства призванные в армию. Не знает Вася Ковальчук, что, прослужив совсем немного, погибнет в автокатастрофе оставив вдовой молодую жену… Всё не так просто в этой жизни…не так просто..
Но те, кто сейчас идёт по улицам Симферополя, так молоды! Так воодушевлены энергией толпы. И так уверенны в себе, что думы о предстоящем не посещают их горячие головы. Только «раз-два». И только «раз-два». И гром оркестра. И стук молодых сердец. И звон подковок о разгорячённый асфальт. Крепкое плечо товарища. Надёжность оружия прижатого к груди!
И Знамя училища над головой полковника! И восторженный покорённый город. И слова Воинской присяги: «..если же я нарушу эту мою торжественную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара Советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».
Я смотрю на пожелтевшую любительскую фотографию, где на фоне серого здания учебного корпуса стоят мои однокашники, курсанты первого курса Симферопольского высшего военно-политического строительного училища. 1967 год. Осень. И впереди целая жизнь. И мы все счастливы! Потому что эту жизнь мы выбрали сами … Я смотрю на фотографию. И уже 2011 год стучится в тёмное окно моей комнаты где светится экран ноутбука, и давно ждёт кровать. Я определённо знаю, что сегодня мне не уснуть…Потому что я пишу книгу о времени. О Нашем Времени. И нужно спешить — мои друзья, преодолев четыре десятка лет с надеждой смотрят на меня со старой любительской фотографии».

447Впоследствии присягу давали в различных местах: на площади Ленина, на плацу Училища, даже в учебном центре «Первальное», но всегда этот день обставлялся максимально торжественно. Для поступивших «с гражданки» это был первый выход в город, первое увольнение, первая увольнительная записка.
И это тоже было начало, своеобразный выход в свет, знакомство с миром в совершенно ином качестве, внезапно повзрослевшим, с новыми стереотипами поведения и новыми оценками происходящих событий.
Многие, конечно же помнят эту долгую процедуру: представление увольняемых дежурным по роте старшине роты, потом командиру роты или одному из офицеров, его замещающего, проверка, инструктаж, потом в сопровождении дежурного по роте на представление дежурному или помощнику дежурного по училищу. Снова осмотр: чистота обуви, стрижка, наличие документов, состояние обмундирования. Наконец – инструктаж о том, как себя вести, куда ходить, куда лучше воздержаться, что пить, а то – ни в коем случае. Последнее напутствие, дежурный по роте сопровождает строй до КПП и все… на несколько часов вечерний город наш!.
Следующим показательным выходом личного состава Училища в город стало проходившее 9 мая 1968 г. празднование Дня Победы. Торжественным маршем прошли две роты по проспекту Кирова у площади им. Ленина.
Симферополь постепенно привыкал к нам, ну а мы уже давно почти влюбились в этот город с его зелеными тенистыми улицами, на которых даже в самый жаркий летний день, даже в самом центре города можно было уютно укрыться от палящего солнца в тени деревьев. Сейчас их нет. Наверное, кому-то нужно было вырубить их вместе с памятью о нас.

 Учебно-казарменный комплекс
Параллельно с решением многочисленных организационно-кадровых вопросов, шло создание учебно-материальной базы, способной качественно и эффективно обеспечивать учебно-воспитательный процесс, что являлось в начальный период жизни одной из главных проблем. За короткий срок было отремонтировано переданное училищу здание техникума (впоследствии – 1-й учебный корпус). В нем разместили управление училища, учебные аудитории, спальные помещения для курсантов, кафедры и другие подразделения.
При оборудовании методических кабинетов и специализированных классов использовался опыт других военно-учебных заведений, гражданских ВУЗОв. К началу учебного года было оборудовано почти два десятка учебных аудиторий, изготовлены наглядные пособия, приборы, стенды, макеты… Весь коллектив от начальника училища до курсанта трудился не жалея ни сил, ни времени. Обычной картиной того времени было, когда с молодыми курсантами и солдатами с инструментом в руках трудился убеленный сединами полковник.

Как происходил этот невероятно трудный, но охвативший буквально весь личный состав, процесс лучше всех рассказал первый начальник связи Училища, преподаватель кафедры тактики подполковник В.П.Теплухин:
490«30 мая 1967 г. в соответствии с приказом Командующего войсками Краснознаменного Одесскому ВО я стал начальником связи и одновременно старшим преподавателем кафедры тактики Симферопольского высшего военно-политического строительного училища. Училище формировалось на базе строительного техникума. В техникуме был единственный телефон у директора. Все нужно было создавать заново – телефонизировать училище, расположенное на нескольких территориях и батальон обслуживания в другом городке, лагерь в Перевальном.
С чего начать? Предстояло построить свою автоматическую телефонную станцию. Соединить все помещения подземными кабелями. Телефонизировать все служебные кабинеты, кафедры, караулы, комнаты дежурных и т.д. Ничего нет. И никого нет. Подразделения связи по штатам не предусмотрено, кроме 4 человек гражданских с окладом от 60-94 р. Кто пойдет за такие гроши работать? А начальник училища, тогда еще полковник, Аверин А.С., на ходу говорит: «Приступай, у нас нет времени».
Конечно, нужно было сначала подготовить всю документацию, схемы, расчеты и превратить все в смету… Очень трудно все предусмотреть, запросить нужные средства и оборудование, не просчитаться. Сложная, ответственная работа. Где что взять, кем и как делать? Звоню в Одессу, докладываю начальнику связи округа, что приступил к исполнению должности. Ладно говорит, понимаю, пришлю своего главного инженера. Приезжает полковник Д.Ковпак – главный инженер войск связи округа. Составили заявку на потребное количество оборудования, кабелей, проводов, аппаратуры, материалов, средств. Нашлось и оборудование для АТС, но только в Киеве. Нужны были подрядчики для монтажа и других работ. Они работают только по сметам. А сметы нужно составить и утвердить в Одессе. Май, июнь, июль, август шла напряженная работа по добыванию всего необходимого для осуществления планов. Для АТС нужно специальное помещение – сухое и светлое. А дают тебе бывший умывальник в общежитии, сырой и темный.
Или такое. Надо проложить кабель от штаба училища на другую территорию. Кем, чем? Чтобы проложить кабель через ул. Севастопольскую ее надо вскрыть, проложить трубы, закрыть по всем правилам песком и кирпичом. А чтобы выполнить работы по вскрытию ул. Севастопольской городские власти дают только 3 часа ночного времени без остановки движения по улице. Везде и все нужно успеть и все самому.
Где то в августе прислали оборудование для АТС. Помещение для монтажа еще не готово. Его необходимо просушить, выкрасить, полы деревянные настелить, решетки на окнах установить и пр. Договорились с подрядчиками о монтаже. Жена полковника Б.М.Баскина согласилась работать техником АТС. А позже удалось уговорить Валеру Дорожкина перейти из Перевального в училище. В Перевальном он работал начальником АТС учебного центра по подготовке офицеров-иностранцев.
Начали монтаж АТС. Ремонт штаба идет полным ходом. Кабинеты телефонизируются. Однажды поднимаемся с генералом Авериным на второй этаж. Он как бы с упреком говорит мне: «Виктор Петрович, у командира дивизии на столе три новеньких аппарата стоят » (тогда шла замена старых черных аппаратов на новые цветные). Я ему: «У вас же еще кабинета нет. Будет кабинет – будут и три новеньких аппарата». А у меня уже все подготовлено – один для включения городского телефона, второй – для связи с гарнизоном и Одессой, третий – для внутренней связи по училищу. И аппараты уже получены.
Отношения с Авериным у нас сложились. Подписывал мне любой документ, не читал, не спрашивал. Доверие было полное. Задумал как то Аверин вывести училище по тревоге в район сбора за городом, где-то в 30-40 км. Там училище должно занять оборону по плану боевой готовности. Узнал я об этом, заранее все подготовил, научил курсантов. По тревоге мне полагалась и машина для средств связи. Ночью, часа в 4-5, поднял он училище. Выехали. Подразделения занимали боевые позиции. Силами курсантов установил радио и телефонную связь. И самое главное – мне удалось установить через отделение совхоза (3 км от нас) связь с Симферополем. Дежурные сидят у радиостанций, у аппаратов. Подходит Аверин: «Связь есть?». «Есть», — отвечаю. «Да, училище-то я вывел в поле, но ведь не доложил в Одессу». А я ему – «Это можно сделать. Позвоните в училище, а дежурный доложит в Одессу». Он удивился: «Как позвонить?». «Пожалуйста», — беру телефон, набираю номер училища. Дежурный отвечает. Аверин с ним переговорил. «Виктор Петрович, а в Одессу нельзя позвонить?». «Можно», — отвечаю. Набираю Симферополь, гарнизонный узел связи, узел связи штаба округа. «Кого спросить?» — спрашиваю Аверина. Он берет у меня трубку, называет номер генерала Беднягина, члена военного совета округа, и говорит с ним. После разговора он был на седьмом небе! И на подведении итогов хвалил меня и благодарность объявил.
Но главное надо было телефонизировать училище. В училище было два дежурных – дежурный по училищу и оперативный дежурный. В разных местах. От обеих дежурных должна быть связь и сигнализация с подразделениями. В это время шло строительство и казармы. А там и связь, и сигнализация. И все нужно было соединить кабелями с АТС, дежурными. Прораб, строивший казарму, был пьяница. Я ему несколько раз напоминал, что нужно заложить колодцы и проложить трубы по которым прокладывается кабель. Он все откладывал. Какое-то время я был занят в лагере, в Перевальном. Приезжаю в училище, а там уже и территория заасфальтирована. Я к прорабу… Он понял, что виноват, что глупостей натворил. «Но ты, — говорит,- не волнуйся. Будет сделано». На другой день началось. Асфальт вскрывается, делаются колодцы, кладутся трубы. Дым коромыслом. Увидел Аверин все это и на меня: «Что ты наделал?». Пришлось доказывать, поднимать документацию. Там действительно проектировщики включили все мои просьбы. На плане все есть. Виноват прораб. «А ты где был? Куда смотрел?». Так это «упущение» обошлось и дополнительными затратами и необоснованной бурей и бранью со стороны начальника училища. Но всё сделали, как надо.
В училище служил всего три года. Но за эти годы было много сделано. Преподавание предмета занимало не много времени и усилий. Основным было создание материальной базы по связи. Если бы только одно преподавание – можно было бы работать без напряжения долгое время. Но работа начальником связи училища была сплошной нервотрепкой. Недаром, когда я уволился, меня долго вспоминали и чувствовали, что я ушел. Если учесть, что в училище я пришел уже «изношенный» (позади война, фронт, служба, учеба в Академии, служба командиром батальона связи армейского полка связи), то три года напряженной работы в училище привели меня к «полному износу».

Училище и город
Училище быстро стало неотделимой частью Симферополя, а курсанты – его любимцами. Вскоре руководство училища стало влиять на городскую жизнь, войдя в его властные структуры. На состоявшихся 13 июня 1972 г. выборах в местные Советы депутатов трудящихся избраны депутатами Симферопольского городского Совета депутатов трудящихся полковник-инженер В.Ф.Шулев и А.С.курсант Бородавко; депутатов Центрального районного Совета депутатов трудящихся Симферополя — полковник-инженер Г.П.Симонов.
454

В центре — заместитель начальника Училища полковник Ю.А.Мошкин. Справа — секретарь областного Комитета КПСС Г.А.Бабенко.

Появившееся в городе высшее военное учебное заведение разнообразило культурную жизнь столицы Крыма. Принцип размещения военно-политических училищ был очень продуманным. Тут учитывались такие факторы, как социальное значение в жизни города, создание рабочих мест и военно-патриотическая работа: ни одно значительное мероприятие в Симферополе и в Крыму не обходилось без участия курсантов. Количество крымчанок, ставших жёнами выпускников Училища, до сих пор остается тайной. Курсанты были нарасхват! Когда они шли по улице или заходили в троллейбус, перед ними расступались люди. В магазине служивых чуть ли не насильно выталкивали в начало очереди. Подтянутых и галантных военных так уважали и любили, что чуть ли не дрались за право пригласить их на какой-нибудь бал или вечер. Без преувеличения, что стала лучше демографическая ситуация в Крыму, традиционно переполненном людьми пожилыми, приезжавшими сюда с надеждой закончив службу, поселиться здесь надолго или навсегда.
Местные девушки с удовольствием знакомились с интересными кавалерами в форме. Многие из ребят были приезжими, представляли самые разные регионы СССР. Кроме всего прочего за ними была гарантированная социальная защищенность и определенная финансовая стабильность. В Советской армии офицер в звании лейтенанта и в должности заместителя командира подразделения по политической части получал денежное содержание в размере 255 рублей. Это были достаточно большие деньги – от Симферополя до Москвы билет на самолет стоил примерно 30 рублей. На «гражданке» такое финансовое «благополучие» имели не многие. Действовала эффективная система льгот и надбавок: за службу за границей, за участие в боевых действиях, за службу в тяжелых климатических условиях, за службу в отдаленных районах и проч. Офицер почти гарантировано обеспечивался жильем.
Не удивительно, что ко дню выпуска обычно более 40% бывших курсантов уже имели семейный статус. Многие после учебы пускали корни в нашем городе.
К.Колотушкин: «…Не знаю как большинство, но мое знакомство с будущей женой произошло банально. 1-й и 4-й курс были в одном батальоне – Тихончука. Естественно, танцы. Наш батальон в спортзале. Там и встретил свою будущую жену. В этом году 34 года совместной жизни. Крымчанки стойкие жены, так просто от мужей не уезжали. Питерские красавицы с БАМа бежали часто, наши очень редко. Спасибо Крыму за наших жен…».
613Без СВВПСУ Симферополь не имел бы такой облик, который сейчас знаком многим. Курсанты работали на строительстве Украинского драматического театра, здания Верховного Совета Автономной Республики Крым.
Прекрасное взаимодействие было налажено с Симферопольским государственным университетом им. М.В.Фрунзе. Преподаватели, командиры, курсанты получили возможность познакомиться с учеными, их работами, уникальными лабораториями, прикоснуться к тайнам науки.
Еще до первого выпуска молодых офицеров руководство Крымской области отмечало, что училище динамично вписалось в жизнь региона, активно включилось в организацию и проведение многих совместных мероприятий, в рождение новых, ярких традиций города, оказало благотворное влияние на общественную жизнь.
С момента образования училища в Симферополе сложилась стройная система военно-патриотического воспитания молодежи и школьников. Основная тяжесть этой работы легла на курсантов и офицеров ВВУЗа. За каждой школой была закреплена определенная группа курсантов. Жители столицы Крыма лет хорошо помнят, когда они учились в школах, с каким интересом школьники ждали прихода курсантов, их несложных, но убедительных задушевных бесед о гражданском долге, о патриотизме, просто о жизни. Многие из мальчиков именно благодаря этим встречам избрали своей профессией защиту Отечества.
Каждый год специально назначенные курсанты отправлялись на лето в одну из смен пионерского лагеря «Отважный» — подшефного лагеря Училища. Попасть туда было мечтой многих из них.
Именно курсанты СВВПСУ были первыми, кто открывал в 1977 г. Всесоюзные детские спортивные игры «Старты надежд» в Артеке. Правда, зрители были повергнуты в легкий шок, когда после слов ведущего программы: «А теперь на наш стадион входит колонна юных пионеров-спортсменов!», — на стадион действительно вошла колонна с красными флагами и в коротких штанах. Правда, буйная растительность на открытых частях тела у некоторых из них была явно не пионерской. А татуировки на плечах отдельных «персонажей» тоже являла не совсем детское содержание.
Дни праздника Дня Советской Армии и Военно-морского флота становились событием не только для училища, но и всего города. Стало традицией, что в этот день войска Симферопольского гарнизона выстраивались на площади им. Ленина и проводили смотр строя и песни, знакомый, наверное, каждому, кто служил в армии. Слегка картавя, военный комендант гарнизона подполковник Р.М.Бородянский докладывал о готовности к празднику главному воинскому начальнику Симферополя – командующему 32-м армейским корпусом. Результаты конкурса были предсказуемы: вымуштрованные курсанты не оставляли шансов ни одному из армейских подразделений. Любая ротная коробка мало того, что была отранжирована и по фронту, и в глубину, и по углу наклона полей головных уборов, но и исполняла песни, разложенные на два, а то и на три голоса. В некоторых ротах использовались дополнительные музыкальные инструменты: аккордеон, флейта, барабан.
Ну и несколько слов о репертуаре. Песни, которые до сих пор почему-то считают истинно военными, вроде «У солдата выходной» или «Не плачь, девчонка» считались плохим вкусом и негласно были запрещены. Исполнялись гораздо более сложные произведения. Сердце замирало, когда 24-я рота майора Н.Феофанова исполняла «От героев былых времен» из кинофильма «Офицеры». Не менее волнующими были исполнения таких песен, как «А ну-ка шашки подвысь…», «Взвейтесь, соколы, орлами», «Шел солдат» и других.
Вопрос гарнизонного смотра был лишь в том, какая из рот СВВПСУ будет первой, второй или третьей. Кстати, третье место чаще всего все-таки отдавали войскам – чтобы не обижать.
Но симферопольцы должны быть благодарны Училищу не только за песни. Некоторые крымчане, без малейшего преувеличения, обязаны жизнью курсантам военного училища. Речь идет о частых обращениях медиков о необходимости сдачи крови. Думаю, никто не помнит случая, когда курсанты отказали в этом. Скорее наоборот: в этом случае добровольцев было больше, чем требовалось. В борьбе со стихией.
Личный состав подразделений почти ежегодно привлекался к тушению привычных для горного Крыма лесных пожаров. С одним из них связана одна из трагических страниц училища.
Крымские горы всегда отличались способностью «вспыхивать»и всегда и, как правило, в самое неподходящее время. Пожары в горах отличались непредсказуемостью и невероятной опасностью для жизней участвовавших в их тушении. В этом курсанты Училища убедились очень скоро, когда летом 1971 г. несколько из них отдали свою жизнь в борьбе с этим бедствием. Самоотвержен¬но боролись с пожаром курсанты. В пылу этой борьбы не заме¬тили, как потерял сознание и упал курсант Егоров, а затем и курсант Сагиров. Их доставили в госпиталь. Врачи сделали все возможное. Но спасти парням жизнь не удалось.


268
УКАЗ
ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
О награждении рядовых Симферопольского высшего военно-политического строительного училища
ЕГОРОВА В. С. и САГИРОВА В. Г.
Орденом Красной Звезды
За мужество и отвагу, проявленные при тушении лесного пожара, наградить рядовых Симферопольского высшего военно-политического строительного училища Егорова Виталия Стани¬славовича и Сагирова Верената Гусмановича орденом Красной Звезды (по¬смертно).

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н.ПОДГОРНЫЙ
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М.Георгадзе
Москва, Кремль, 26 января 1972 г.


В дальнейшем стали осторожнее, хотя остановить порыв курсантов было тяжело. Погибших, к счастью, больше не было, но разной степени травмы, ожоги случались часто.
С.Бородин: «…Нам тоже довелось поучаствовать в этом интересном мероприятии. Помню, как привезли нас практически ночью и прямо на горящую гору над Гурзуфом, посидели в машинах, хорошо, что нашёлся кто-то умный из начальников и спросил отцов-командиров: «Ну и …, т.е. зачем нам тут нужен заживо сгоревший батальон курсантов». И нас повезли получать лопаты, рюкзаки с водой и устраиваться на ночлег… Чумазые, но весёлые возвращались мы потом с песнями в родные пенаты».
Еще одним настоящим испытанием стало для этого выпуска участие в тушении пожара в горах возле Ялты осенью 1993 г. Личный состав батальона не выходил из огня четверо суток. Каждый день начинался маршем в тяжелейших условиях горной местности по труднодоступным тропам. К счастью, все вышли живыми и с честью, хотя несколько курсантов были тяжело травмированы. 

Непрерывный процесс совершенствования
К концу 70-х Училище стало полнокровным самодостаточным и эффективно работающим механизмом.
455    456

Училище в строю: Сила и Мощь!

Об эффективности учебно–воспитательного процесса в училище свидетельствует то, что уже через пять лет после первого выпуска многие из выпускников учились в Военно-политической академии им. В.И.Ленина в Москве. ВУЗ прочно занял лидирующие позиции среди высших военно-учебных заведений Советской Армии, готовивших офицеров–политработников. К этому времени и Вооруженные Силы СССР в полной мере почувствовали позитивную отдачу от работы института заместителей командиров рот и батарей по политической части. Хотя их и называли «наследники комиссаров», на деле, благодаря привязанным к современным реалиям учебным планам их работа была наполнено совершенно иным содержанием: это были не «соглядатаи», не «сатрапы от руководящей и направляющей», как любят их иногда преподносить современные разрушители страны. Это было новое явление в армии, сочетающее в себе функции психолога, воспитателя, социолога и даже своеобразного третейского судьи в ротах и батареях.
Благодаря появлению СВВПСУ была решена проблема укомплектования должностей офицеров-политработников не только для военно-строительных частей, но и для Железнодорожных войск. Командование и Военный совет Железнодорожных войск много внимания уделяли подготовке кадров политсостава. До этого офицеры этой специальности готовились на курсах политсостава при Ленинградском высшем военном училище военных сообщений имени М. В. Фрунзе.
С появлением специальности «офицер-политработник железнодорожных войск» в Симферопольском ВВПСУ ситуация изменилась. Только с 1971 по 1984 гг. на укомплектование кадров политсостава войск было получено более 1000 выпускников высших военно-политических училищ и ВПА имени В. И. Ленина. На 1 января 1985 г. офицеры-политработники с высшим образованием составляли 79% от их общего числа, в том числе 2,8% имели академическую подготовку, 40,6% окончили высшие военные училища, 35,6% окончили гражданские вузы.
В 1980 г. начальником Училища был назначен полковник Юрий Яковлевич Гудимов. С его назначением СВВПСУ пережило период второго рождения. Дела в ВВУЗе в то время намечались грандиозные. Начало, положенное генерал-майором П.И.Карпенко нужно было не только сохранить, не только просто усовершенствовать. Предстояло большое строительство: девяти- и пятиэтажного учебно-лабораторных комплексов, большой курсантской столовой, подземного перехода, нового спортивного зала, типографии, банно-прачечного комбината, закрытых учебных тиров, общежития для офицеров, выставочного павильона, караульного помещения, летнего стадиона и клуба. Это только на территории училища! За его пределами кипела работа по строительству и оборудованию 255-го учебного городка в районе Залесья, улучшалась материальная база летнего лагеря в Перевальном. По инициативе начальника училища и при непосредственном участии курсантов и преподавателей готовились проект и документы по строительству в районе Москольца домов для офицеров и прапорщиков училища, а значит, и для военнослужащих гарнизона и «десятипроцентников» из числа горожан, стоящих в очереди горисполкома.
Сложности были неимоверные. Именно тогда, начиная с августа 1980 г., наступил кульминационный период в жизни Ю.Я.Гудимова — время созиданий его жизни. Усталость до изнеможения, упреки прессы в том, что училище строится «не на том месте», частая смена первых руководителей страны, начало перестройки в государстве не помешали воздвигнуть рукотворный памятник, основанный на синтезе глобальных организаторских способностей. Украсились добротными постройками жилой массив на трассе Москва-Симферополь и центр крымской столицы, территории Училища в бытность Ю.Я.Гудимова увеличилась в 3,5 раза.
Думаю, немногие крымчане смогут назвать сподвижника генерала Гудимова, его верных помощников, с помощью которых не только изменилось училище, но и расцвел город. Люди просто не знают, кто есть кто. Замечательные люди в отличие от выскочек нередко остаются в тени. Порой поражаешься, как некомпетентность и незнание истинного положения дел — своей беспочвенной «убедительностью» — порой фальсифицируют историю: приписывает другому то, к чему он не приложил горения своего сердца, добрых помыслов и рук.
Сколько курсантов, проживавших в казармах и общежитиях, счастливых семей прапорщиков и офицеров, просто горожан Симферополя не остались «на улице», а благодаря надежным помощникам начальника училища — Е.Д.Бычкову, И.В.Ватулко, А.П.Ковкову, Н.Т.Семёнову, Б.И.Кочегарову и другим строителям середины девяностых, до сегодняшних дней живут в уютных квартирах!
30 января 1997 г. Юрия Яковлевича Гудимова не стало. Больное сердце, на котором прибавились рубцы и после расформирования училища, разворовывания, разграбления его материальной части и, конечно же, смерти жены — не выдержало. Его можно было спасти, но он этого не захотел, категорически отказавшись от помощи врачей.
Можно сказать, что с 1988 г. Училище готовило специалистов уже не для двух, а трех родов войск. В этом году руководство страны принимает очень важное и значимое Постановление: «О строительстве и реконструкции автомобильных дорог в Нечерноземье РСФСР». Программа по своей значимости, масштабам не уступала БАМовской. Только на ее развитие выделялось 36 млрд. советских рублей. За неполных 7 лет предстояло построить и отремонтировать несколько тысяч километров дорог различного назначения. Этой Программой предусматривалось оживить экономику целого северо-западного региона России. 27 регионов РСФСР, Украина, Беларусь и Молдова были задействованы в решении этой задачи. Традиционно самая трудная часть ложилась на плечи солдат и офицеров Вооруженных Сил СССР. Началось развертывание дорожных бригад. На должности заместителей командиров рот по политической части направляли выпускников Симферопольского ВВПСУ и Донецкого высшего военно-политического училища инженерных войск и войск связи.
 

Юбилеи, праздники, награды…
В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина в 1971 г. училище награждено Ленинской Юбилейной Почетной Грамотой ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР. Почетную награду вручил член Военного совета-начальник политического управления КОдВО генерал-майор И.П.Семенов. На митинге, посвященном этому событию, выступили начальник кафедры истории КПСС полковник Гончаров, заведующий административным отделом Крымского обкома партии П.А.Федуличев П.А., начальник училища генерал-майор А.С.Аверин, курсант А.В.Самойлов и другие.
За всю историю своего существования училище трижды награждалось переходящими Красными Знаменами ЦК ВЛКСМ. Последний раз в канун открытия XXVII съезда КПСС.
Вдохновенный труд многих преподавателей училища был по достоинству оценен. Полковники Д.Д.Гончаров, А.М.Данченко, В.Ф.Шулев были награждены орденом «Знак Почета», а полковник Г.В.Козлов, подполковники И.С.Суменко и М.У.Дых — медалью за «Боевые заслуги». Забегая вперед, скажем, что вскоре за добросовестный труд по подготовке офицеров политработников орденом Красной Звезды был награжден начальник кафедры военной педагогики и психологии полковник Новожилов.
22 апреля 1970 г. на торжественном собрании начальник училища вручил многим военнослужащим Ленинскую юбилейную медаль «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина». Среди них — офицерам П.А.Лебедеву, Б.М.Баскину, В.И.Колтунову, старшине сверхсрочной службы В.И.Цепилову, курсантам М.Алябьеву, В.Гурьеву, А.Жирову, И.Яроцкому, Н.Коропу и другим. Ленинская юбилейная медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина» было вручена служащим Советской Армии С.Н.Паксюаткину, А.В.Чуракову, О.М.Филатовой и другим.
В 1971 г. перед входом в 1-й учебный корпус был открыт памятник В.И.Ленину.
В ознаменование 50-летия СССР за достигнутые успехи в боевой и политической подготовке, поддержание высокой боевой готовности орденами «Знак Почета» награждены полковник В.А.Филатов и капитан В.В.Осипенко. Курсанты В.Н.Самусь и В.М.Кашайкин за отличную учебу, примерную дисциплину и активную общественную работу стали ленинскими стипендиатами. 

453  452

Торжественное собрание в честь 20-летия Симферопольского ВВПСУ. 1987 г.

Расширение территории.
В начале 80-х гг. в связи с расширением училища срочно потребовалось увеличение территории учебной базы и казарменного фонда. Развитие направили в нескольких направлениях.
Наиболее спорным оказалось расширение за счет старого кладбища. Может быть это и символично, но возможно именно это и отразилось на судьбе училища. Часть этого кладбища существует и в наше время. В свое время оно называлось гражданским и было первым кладбищем Симферополя. Здесь с сер XIX в. хоронили христиан, лютеран, евреев, караимов. Когда в сер. ХХ в. в городе открыли кладбище Абдал, захоронения прекратились. На этом кладбище покоятся многие выдающиеся люди: епископ Таврический Михаил (Грибановский), знаменитый крымский художник Н.С. Самокиш. Училище в той или иной степени «вторгалось» в его границы еще с начала строительства. Но в середине 80-х, когда училище было решено расширить значительно, под территорию ВВУЗа ушли караимский, часть еврейского и часть православного секторов некрополя. Часть кладбища «освоили» под стадион, гаражи, технику. Под нужды училища хотели также забрать территории под близлежащими домами, но в итоге решили не тревожить живых и все строения расположили на части территории кладбища. Исследователи называют это настоящей потерей и никак не могут с ней смириться. Потерялись некоторые могилы, которые были бы интересны для истории города.

 Первый Государственный экзамен и первый выпуск
В июле 1971 г. впервые в училище проведен Государственный экзамен, который порадовал своими результатами: из офицеров–выпускников 96% окончили училище на «отлично» и «хорошо», 77 человек получили диплом с отличием, а 12 выпускников окончили училище с золотой медалью. На государственные экзамены приказом МО СССР выносились следующие учебные дисциплины: история КПСС, партийно-политическая работа в Вооруженных Силах СССР, технология, организация и экономика военно-строительных работ.
Впоследствии, в связи с изменением учебных планов училища и требований к выпускникам военных ВУЗов для курсантов железнодорожных взводов был предусмотрен свой Государственный экзамен, а в 1990 г. к Государственному экзамену отнесли физическую подготовку. В один из периодов сдавался Государственный экзамен по Общевоинским Уставам и организации службы войск, а также военной педагогике и психологии.
После завершения Государственных экзаменов состоялся первый выпуск офицеров- политработников для военно-строительных частей окончивших курс обучения в Симферопольском ВВПСУ. Это было яркое событие, ставшее знаковым не только для училища, но и для Симферополя. В день выпуска весь личный состав училища был построен на площади имени В.И.Ленина. Выпускников тепло поздравил с окончанием училища заместитель Министра обороны СССР по строительству и расквартированию войск, Депутат Верховного Совета СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, доктор технических наук генерал-полковник А.Н.Комаровский. Перед выпускниками выступили член Военного совета — начальник политического управления Краснознаменного Одесского военного округа генерал-лейтенант Семенов И.П., первый секретарь Крымского обкома Коммунистической Партии Украины Н.К.Кириченко. Неизбалованный военными торжествам город получил, без малейшего преувеличения, праздник, отныне без перерывов продолжавшийся вплоть до уничтожившего все 1995 г.
Первыми выпускниками, окончившими училище с золотой медалью, стали лейтенанты В. Бобков, В. Гуреев, А. Колтунов, А.Литвиненко, В.Макаров, В.Маров, А.Похвалин, Ю. Формальков, Н. Хорушко, И. Яроцкий, А. Хвостов, В.Юрьев.
Будущий генерал Валерий Макаров вспоминал по этому поводу в своем интервью для газеты «Красная Звезда»:
«Стройка – самое тяжелое дело на земле. Жизнь начинается на новом месте только тогда, когда на нем уже побывают строители, когда они построят дороги, инфраструктуру, коммуникации, заводы, фабрики. Строитель – это не только тот, кто заливает бетон. Это специалист, который постоянно осваивает новые технологии. При этом важно грамотно мобилизовать людей, чему и учили нас в СВВПСУ. Причем наши выпускники всегда были и хорошими политработниками, и хорошими инженерами. Могли разговаривать со строителями «на одном языке», понимая процесс строительства. Все они свою учебу начинали «с лопаты». Кстати, большинство казарменных помещений и учебных корпусов строилось силами личного состава училища, что давало курсантам возможность получения практических навыков.
Наше училище дало мне большой объем знаний и в области строительства, и в области знаний души человека, потому что нас готовили воспитателями в широком смысле слова. Эти знания позволили мне дослужиться до высшей степени офицера -воспитателя: я был начальником управления воспитательной работы в военно-строительных частях. А это более полумиллиона человек! В наше училище приезжали ребята со всей страны. Представьте, как мы – 120 человек в одной казарме – смотрели хоккей! Так, наверное, сейчас уже не болеют! Вот эти-то воспоминания и заставляют нас встречаться друг с другом на протяжении последних десятилетий. Учили нас добротно: курсанты получали основополагающие знания, которые давали возможность служить в различных родах войск и видах Вооруженных Сил. Поэтому и два моих сына окончили его. Каждый юбилей училища для нас – семейный праздник».
Второй выпуск Училища прошел там же, на площади Ленина. У памятника дипломы об окончании ВВУЗа вручили лейтенантам член военного совета Краснознаменного Одесского военного округа генерал-лейтенант И.П.Семенов, секретарь Крымского обкома КП Украины Л.Д.Солодовник.
Отныне выпуск офицеров Симферопольского ВВПСУ стал еще одним почти праздничным днем для Симферополя. На него собирались, без малейшего преувеличения, тысячи людей: родных, близких и просто местных жителей. Все знали, что их ждет красивый праздник. А для бывших курсантов, в один день внезапно ставших взорслыми, это было прощание со столицей Крыма, городом, чьим радушием они искренне наслаждались так быстро пролетевшие четыре года.
В разные годы на церемонию выпуска приезжали для поздравления молодых лейтенантов и вручения ним дипломов об окончании ВВУЗа высокие гости из Москвы, Киева, Одессы. Чаще всего это был Начальник политического управления военно-строительных частей генерал-полковник В.В.Быченко. Не чуждо училище было и властям местным. К примеру, Н.В.Багров во время своего пребывания в областном руководстве был на всех, наверное, выпусках.

Второй юбилей. 1987 г.
512Яркой страницей в развитии училища стали 1980-е годы. Именно в этот период СВВПСУ стало одним из крупнейших военно-учебных заведений страны. Выпускники уже успели зарекомендовать себя в войсках достаточно квалифицированными офицерами, способными выполнять поставленные командованием задачи и в мирное время, и в условиях боевой обстановки: на Байкало-Амурской магистрали, в районе Чернобыльской АЭС, в Афганистане. Они на практике стали воплощением патриотизма, мужества, героизма, добросовестного выполнения воинского долга.
Решая задачи обучения и воспитания курсантов, преподаватели, командиры и политработники училища заботились о том, чтобы будущие офицеры–политработники были подготовлены на уровне современных требований, в совершенстве знали военное дело, могли активно влиять на ход выполнения задач и боевой подготовки подразделений (последнее более актуально для Железнодорожных войск), а при необходимости – заменять командира и успешно выполнять задачу. Отзывы, поступавшие из войск, свидетельствовали о том, что наши выпускники имеют высокий уровень военных знаний и навыков, хорошую физическую подготовку, со знанием дела вникают во все стороны жизни подразделений.
Учебный процесс в училище был неразрывно связан с научной жизнью Крыма и Симферополя. Многие курсанты участвовали в городских и областных конкурсах студенческих работ. В 1985 г. в таком конкурсе, посвященном 40-летию Победы в Великой Отечественной войне победителем стал С.Дещеня.
В училище все курсанты получали основополагающие знания, которые давали не только возможность успешно служить в различных родах войск и видах Вооруженных Сил, но и проявлять себя в науке. Уже после прекращения существования Училища многие стали известными учеными в самых разных областях накуи в Крыму, Украине, Российской Федерации, другиз странах СНГ.
К своему 20-летию Симферопольское ВВПСУ пришло в совершенно ином облике, совсем не похожем на его ранее состояние. Почти в центре Симферополя возвышался великолепный ансамбль из многих зданий, выполненный в современном стиле. Это был было украшение города, чудесным образом вписавшееся в окружавшие его разноплановые постройки. Новые учебные корпуса №3, 4,5, 6, столовая гармонично сочетались с комплексом современных спортивных сооружений, главным из которых был, конечно, долгожданный стадион. Появились летний клуб, лаборатория технических средств обучения. Ну и, конечно, соединивший две части училища в единой целое подземный переход под ул. Субхи.

Подразделения: повседневная жизнь, будни и праздники
607Никакого сомнения, что именно курсантские подразделения были носителями духа Симферопольского ВВПСУ. Это было уникальнейшее явление, понять которое современному обывателю, наверное, все-таки сложно. Представьте, курсантский взвод, три отделения, три десятка совершенно разных людей. Различавшихся не только по характеру, но и по ментальности, вероисповеданию, возрасту, жизненному опыту. Эти три десятка парней в один день собираются в училище и, сдав успешно вступительные экзамены, с удивлением обнаруживают, что, посетив баню, парикмахера (а кто не помнит нашего славного парикмахера добрейшей души Сергея Канделяна), переодевшись в полевую хлопчатобумажную униформу цвета хаки и пришив к ней с нескольких попыток исколотыми пальцами заветные черные погоны с желтым кантом, они стали лишь маленьким винтиком сложнейшего механизма.
И этот механизм поглощает тела, души, упорно, методически грамотно делая свое дело, выковывая из них совершенно других людей, более сильных, более надежных.
С.Казакпаев (выпускник СВВПСУ): «Учеба, военное училище, новые товарищи и новые впечатления – все увлекло меня, и я из всех сил старался быть неплохим курсантом… За четыре года учебы я получил достаточно хорошие знания и приобрел хороших и верных друзей. Какие это были ребята! Саша Гребенников – мой земляк из Восточного Казахстана, с которым мы выехали из Усть-Каменогорска на поезде в г. Симферополь. Он был моим наставником, потому что поступал в наше военное училище уже второй раз и посему все знал. Поступив в училище, я с первых дней подружился с Володей Петайкиным и командиром второго отделения нашего взвода сержантом Николаем Масловым. Володя – наш круглый отличник, был, как и я, родом из деревни, видимо, поэтому мы сблизились и подружились с ним. Сержант Коля Маслов, отслуживший два года за границей наводчиком-оператором БМП, для меня был, безусловно, примером, и мне всегда хотелось походить на него во всем».
Этот процесс был доведен в СВВПСУ до совершенства. За месяц-полтора в учебном центре «Перевальное» из первокурсника выбивали все, что ему мешало, оставляя только три естественных мужских инстинкта: есть, пить и спать. Потом в таком «опустошенном виде» привозили в училище, где постепенно наполняли оставшееся незанятое место иным содержимым: знаниями, идеями, мыслями. Через год, после летней двухмесячной фильтрации в учебном центре «Перевальное» от случайно попавших в голову глупостей, которые быстро выходили обильным потом на тактических полях или занятиях по инженерной подготовке, отпускали в отпуск.
К этому времени курсантский взвод из «разношерстной» толпы разных, часто несовместимых, казалось, людей, превращался в сплоченный коллектив, где понятие «один за всех, все за одного» было не просто красивыми словами. Но и за ошибки наказывали в каждом коллективе жестко, подлость же не прощалась никогда.
608Добавлю, командиры были матерые, почти все с войсковым опытом и сильно не церемонились. Наверное, нигде так наглядно не воплощался в жизнь армейский принцип «не умеешь – научим, не хочешь – заставим». Позитивным было наличие в подразделении курсантов, поступивших из армии. Случаи высокомерия по отношению к пришедшим «с гражданки», если были, то не то, чтобы в первые дни, в первые часы совместного пребывания. После чего сержанты (командиры отделений или заместители командиров взводов) быстро объясняли таким товарищам, что они во многом не правы и было забавно видеть, как самые еще недавно ретивые выполняют ту же самую работу, что и 17-18 летние. Иногда поступали по-другому.
С.Казакпаев (выпускник СВВПСУ): «По прибытию на место, в казарму, каждому из нас Н.Маслов поставил задачу по наведению порядка. Мне он определил умывальник и туалет, Филичкину – кубрики и «взлетку», а В.Петайкину – все оставшиеся помещения. Предупредив, что через определенное время придет и проверит, сержант ушел, и мы принялись наводить порядок. Я добросовестно помыл полы, протер кафель, зеркала, раковины и каждый из унитазов залил несколькими ведрами воды. Закончив уборку, я стал дожидаться прибытия сержанта для проверки. Он вскоре появился и, как мне показалось, остался доволен тем, как я навел порядок. Единственно, что ему не понравилось и он сделал замечания, так это то, что недостаточно хорошо помыты унитазы. Я ему объяснил, что унитазы мной вымыты, а копаться в дерьме я не буду, потому, как я не являюсь нарушителем воинской дисциплины. Н.Маслов, выслушав меня и ничего не сказав, взял тряпку и принялся мыть один из унитазов, при этом почти по локоть окунул свою руку в нечистоты. Увидев, что сержант, командир, моет унитаз, я бросился мыть соседний. Вскоре сержант ушел. Я же вымыл все унитазы так, как показал мне сержант. После этого случая, я и без того безгранично уважающий сержанта, прослужившего два года в армии, проникся к нему еще большим уважением…».
В этом была сила курсантского коллектива, что оно включало в себя представителей разных регионов, разных национальностей. Дополняя друг друга, они становились сильными и, что не подлежит никакому сомнению, очень дружными. Помогали тем, кому тяжело, в учебе, в жизни, в спорте. Никого не бросали на марш-бросках, тащили на себе. Великий стимул – страх быть отчисленным из СВВПСУ без разборов на месте, включая и жертву драки, сдерживал даже самые горячие головы. Драк и конфликтов в курсантской среде было мало, что для многих покажется невероятным, хотя желания подраться было более чем достаточно. Особо непримиримые бойцы устраивали встречи в увольнениях, но подобные джентльменские драки по договору больше напоминали благородные дуэли. В тоже время естественные конфликты с местным населением периодически случались, но абориген, рискнувший тронуть курсанта, еще более рисковал быстро оказаться уже перед несколькими физически крепкими бойцами, готовыми прикрыть своего товарища. Система оповещения в увольнении работала четко, что проверялось жизнью неоднократно.
Имели, к сожалению, место случаи массовых драк, последняя из которых случилась осенью 1988 г. Тогда веял ветер перемен, шла перестройка. Возможно, сама атмосфера побуждала к этому или был в этом заинтересован. Но случилось так, что в г.Симферополе начало возрастать напряжение между военными и гражданскими. С каждым днем это ощущалось все сильнее. Милиция вообще вела себя как-то вяло. Тогда личный состав 16-й и 18-й рот после стычки с хулиганствующими представителями местного населения нескольких курсантов у парка им.Тренева, становившимся регулярными при полном попустительстве со стороны местных органов МВД (традиционно негативно относившихся к личному составу Училища и даже иногда провоцируя конфликты), после вечерней поверки самовольно оставил расположение и нанес неожиданный, сокрушительный, и молниеносный удар по уже праздновавшим победу представителям местных люмпенов.
В.Дума (выпускник СВВПСУ): «…Последние, не ожидали, что курсанты покинут училище в столь позднее время и потому продолжали находиться на месте стычки. Наверное, никогда и никто не узнал бы об участниках события, если бы не традиционный порядок в подразделениях. На нескольких кожаных ремнях, которые остались лежать на земле, были четко и одинаковым шрифтом указаны номера военных билетов курсантов».
609К сожалению, по причине совершенно неумного объективного разбирательства (а точнее, его отсутствия и желания прикрыть себя чужими спинами) со стороны начальника Училища справедливого решения не случилось. Начальник Училища «приговорил» к отправке в войска нескольких отличных офицеров, в том числе командира батальона подполковника А.Иванченко. Несколько курсантов были отчислены, причем некоторые исключительно для галочки и по принципу официально осуждаемой коллективной ответственности, как, к примеру, заместитель командира 3 взвода 18-й роты ст. сержант В.Примак.
Воинская дисциплина, общая для всех и сформулированная на бумаге, была вещь понятная и неоспоримая, однако, как и многие другие правила армейской жизни, в каждом отдельном месте имела свои особенности. Со временем в курсантской среде развилась свойственная военному училищу субкультура. Она начинала проявляться в первые же дни, когда каждый из перешедших из состояния абитуриента в состояние курсанта, как правило, заводил себе маленькую записную книжку, в которую записывал самые, как ему казалось, умные и остроумные выражения.
Эту привычку принесли курсанты, поступившие из армии, но ко второму курсу она уже благополучно отмирала. В принципе, содержание блокнотов разнообразием не отличалось. Думаю, что каждый из нас до сих пор помнит, как в этих книжках расшифровывали слово курсант: Колоссальная Универсальная Рабочая Сила Абсолютно Нежелающая Трудиться.
Появился свой, исключительно симферопольский сленг, который тоже был конгломератом языка военного и студенческого. Из армии пришло сокращенное наименование командиров: «замок» (заместитель командира взвода), «комод» (командир отделения), «взлетка» (длинная покрытая коричневым, как правило, линолеумом территория, проходящая через центр расположения рот, обычно место всех построений), «вшивник» (предмет неуставной формы одежды, одетый под униформу особенно в холодное время года), «губа» (гауптвахта или арест с содержанием на гауптвахте, иногда общее название военной комендатуры Симферопольского гарнизона), «залет» (то или иное нарушение, грозящее знакомством с «губой»). Из студенческой среды пришли «препод» (преподаватель), «пара» (учебное занятие), «шара» (трудно переводимое слово, но много значащее для каждого курсанта; скорее всего – курсантское счастье). Своими курсантскими выражениями были «минус» (курсант первого курса, по напоминающему арифметический знак грустному виду одинокой нашивки-курсовки первокурсника), «порнография» (плохо выполненная работа, ненужный предмет), «кадет» (курсант, прибывший в Училище из одного их Суворовских военных училищ ).
Потом появились «дискотека» (кошмар любого курсанта из состава наряда по столовой – работу у посудомоечной машины), «стаж» (стажировка в войсках). Со временем появились исконно наши, в основном «географические» термины: «пушкарь» (ул. Пушкинская), «ДОФ» (Дом офицеров), «Пьяный угол» (укромный угол Училища, выходящий на ул. Севастопольскую и пер. Учебный, за учебным корпусом № 2, где была аудитория № 212 кафедры тактики и можно было незаметно перепрыгнуть через ограду, не рискуя по тем или иным причинам встретиться с дежурным или помощником дежурного по училищу), «магазин «Политработник» (гастроном недалеко от «пьяного угла» по ул.Севастопольской, посещение которого иногда вынуждало возвращаться таким оригинальным способом; хотя не все было так ужасно, чаще всего курсанты покупали в нем кефир, молоко, прочие мелочи, чтобы подкрепиться самим и угостить тех, кто не попал в увольнение).
Когда в училище в конце 70-х увеличили набор и сформировали батальон 4-х ротного состава, его немедленно окрестили «китайским».
Продолжать список можно до бесконечности, но в целом все термины были безобидными, не оскорбительными и никогда не нарушали личного достоинства человека.
Учились в основном добросовестно, хотя своих курсантских «хитростей» было предостаточно. Курсант, получивший двойку, имел только одну возможность пересдать неудачный предмет за счет своего короткого отпуска, обычно следующего после экзаменационной сессии.
В случае второго провала, у курсанта была реальная опасность быть отчисленным из Училища по неуспеваемости и быть отправленным в войска для продолжения службы до истечения, оставшегося до установленных Законом «О всеобщей воинской обязанности», двух лет, но уже в погонах с буквами «СА» без желтых курсантских кантов.
Учебе способствовал сам ритм жизни Училища. Благодаря ему, курсанты быстро приучились к пунктуальности, к порядку, к организации своего времени. Настолько была расписана буквально каждая минута, что уже вскоре все начинали понимать, что даже 10 минут – это много времени и его начинали ценить.

Типовой распорядок дня Училища был следующим.
6.50 – подъем старшин рот и заместителей командиров взводов.
7.00 – общий подъем.
7.10-7.40 – физическая зарядка.
7.40-8.05 – уборка, заправка постелей, личная гигиена.
8.05-8.20 – утренний осмотр.
8.20-8.40 – завтрак.
8.40-8.55 – развод на занятия.
9.00-14.20 – учебные занятия (три «пары» по 45 минут и перерывы между часами и парами).
14.20-14.35 – личная гигиена.
14.35-15.00 – обед.
15.00-15.20 – личное время.
15.30-15.40 – развод на самостоятельную подготовку.
15.40-18.40 – самостоятельная подготовка.
18.40-19.40 – спортивно-массовая, культурно-массовая работа, тренажи.
20.15-20.35 – ужин.
20.35-22.15 – личное время.
22.15-22.30 – вечерняя прогулка.
22.30-22.45 – вечерняя поверка.
23.00 – отбой.

Упомянутые уже ранее командиры подразделений в Училище были люди разные. Одни служили на этих должностях с момента окончания СВВПСУ, другие проходили определенную школу в войсках. Большинство были примером курсантам, как например, командир батальона А.Иванченко – образец офицера во всем, начиная с внешнего вида, идеально начищенных сапог. Его крылатые слова: «Как прекрасно видны недостатки командира через запотевшие стёкла противогаза», цитировали все. С его «легкой» руки, роты, проводящие занятия на стрельбище, стали ходить на полигон пешим маршем.

Традиции: официальные и не очень…

Традиций было много. Совсем разных, не злобных, скорее добрых. Не все из них были полное время существования Училища. Одни были «общеучилищными», другие приходили с очередным набором и заканчивались после того, как его личный состав покидал стены Училища. Назову лишь несколько наиболее популярных. Пропущенные читатели дополнят сами.
«Дуб Иваненко»: это самая первая традиция, бытовавшая во второй половине 70-х – начале 80-х гг. Суть ее была в том, что огромному старому дубу, названному в честь не менее громадного командира взвода 12-й роты курсантов старшего лейтенанта Иваненко (негласное прозвище – «Шкаф») и находившемуся недалеко от выезда по горной дороге от учебного центра «Перевальное» на трассу Алушта-Симферополь личный состав 1-го курса бросал свои нарукавные знаки курса обучения – «курсовки». Так как все происходило после сдачи экзаменов последней сессии и накануне убытия в отпуск, это означало переход в другое качество. «Минус» (напоминаю, что это от схожести «курсовки» первокурсника с известным математическим знаком) отныне превращался в настоящего полноценного курсанта. Впоследствии церемония сопровождалась еще и «речевкой»…я думаю, многие ее помнят.
Купание в фонтане у столовой: этой процедуре после распределения и незадолго до выпуска подвергались две категории личного состава: получившие назначение в ВМФ и старшины рот.
Рубль первому рядовому, поприветствовавшего «новоиспеченного» лейтенанта отданием чести. Рубль должен был быть обязательно металлическим, желательно юбилейным. Личный состав Симферопольского гарнизона эту традицию знал хорошо и солдаты с удовольствием приветствовали выпускников.
Рубль под колено при церемонии прощания с Боевым Знаменем Училища. Красиво звучало и как бы символизировало – не за деньги служим. Впоследствии добавилась традиция бросать монеты после прохождения трибуны во время последнего торжественного марша.
В.Деревьев (выпускник СВВПСУ): «И когда по команде все одновременно вставали, рублики падали, и по площади (у нас выпуск был на площади им.В.Ленина) разносился практически колокольный звон».
Перетаскивание пушки. Традиция тяжелая, но чтимая несколькими поколениями. Конечно, головная боль каждого дежурного по училищу, кому выпадало «счастье» заступить в наряд в эти сутки. Как правило, 122-мм гаубицу, тащили на плац. Когда пушку закрепили намертво, стали таскать «Мальчика на шаре» — не менее тяжелое монументальное творение у детского сада «Алые паруса» напротив сквера им.Тренева.
Ю.Сауксян (выпускник СВВПСУ): «…В 1983 году …я стоял в патруле. Выпускники гуляли в училище (наверное, не все взвода), но помню четко, что какой-то взвод гулял в столовой, и проводилась традиционная курсантская забава: «купание старшины». Купали старшину какой-то роты и будущих морских офицеров в фонтане перед столовой. Наш патруль стоял рядом с Ю.Мошкиным в метрах 30 от того места и естественно все это прекрасно видели. Так вот, когда его (старшину) начали за руки и ноги раскачивать, наш подполковник, было метнулся остановить это «безобразие», но последовала четкая команда Ю.Мошкина: «Отставить, спасать будем, если будут тонуть». Я тогда посмотрел на Юрия Алексеевича, в глазах искорки, задор, смех, такое ощущение было, что это глаза 20-летнего пацана. В итоге мы их из фонтана вытащили (минут через 15, своим в руки не даваясь, уходил на середину, наверное, знал, что дальше будет). А вот когда все мероприятия закончились, все уже практически разошлись по домам, или продолжать дальше, за пределами Училища, в том же составе, мы стояли в районе центрального КПП, у входа на плац. Видим такую картину: человек около 10 лейтенантов, пыхтя, пытаются выкатить пушку, которая стояла возле музея, на плац. Если помните, в районе офицерского «чепка», взгорок, при выходе на плац, вот на него, они никак не могли ее вкатить. Опять наш начальник патруля, рвясь в бой, дает нам команду: «За мной!» и вновь спокойный голос: «Отставить, подождем». Все-таки они ее на плац выкатили, начали толкать к трибуне, протолкали метров 10-15 и вот тогда прозвучал знаменитый голос Юрия Алексеевича: «Стой!», и начал называть их по фамилиям и затем: «Ко мне, бегом, марш». Секунд 10, у них был ступор, потом, началось какое-то не совсем понятное движение, в итоге к нам добежало человека 4 или 5. И он им так спокойно говорит, типа ребята, артиллерия потеряла в вас хороший расчет, но учили мы вас не этому и поэтому, чтобы не портить интерьер Училища, отвезите ее, пожалуйста, обратно, очень прошу. И все вместе мы пошли к пушке. Минут 5 они пыжились придать ей какое либо движение, но видно вся энергия была истрачена на то, чтобы ее выкатить. Тогда лейтенанты обратились к нам, типа, такие здоровые пацаны, могли бы и помочь с этим делом. Мы метнулись помогать, но тут опять вмешался Юрий Алексеевич, и предложил лейтенантам свою помощь, которую они с радостью приняли. Дальше происходило следующее: распределив их по лафету орудия, отдав начальнику патруля свою знаменитую фуражку, Ю.Мошкин начал энергично командовать: «И раз, навались, И два…». Минут 15-20 и пушка стояла на месте. Ребята дышали как загнанные лошади, рубашки насквозь мокрые. А Юрий Алексеевич им и говорит: «Вот видите все очень просто и без курсантов справились. Офицер это сила!».
Последний наряд. Личный состав подразделения заступал в наряд примерно раз в месяц. Начинали нести службу после окончания первого семестра первого курса (до этого набирались опыта и учили теоретические основы внутренней, караульной и гарнизонной службы), а заканчивали перед последним семестром (иногда перед выпускными экзаменами на четвертом курсе). Суть традиции проста. Суточный наряд (караулы, КПП и др.) после команды нового дежурного Училища «По караулам – шагом, марш!» выходил на исходную позицию для прохождения, разворачиваясь перед входом в столовую. В это время наряд по столовой в полном составе выходил из нее и приветствовал караулы импровизированным оркестром, в котором роль музыкальных инструментов играли предметы посуды.
Конечно, в училище царила свойственная молодому возрасту романтика. Но все-таки главным критерием курсанта была его учеба, его отношение к службе, способность переносить лишения и личная дисциплина. Это получалось не у всех. Не всем курсантам давалась учеба в училище. Некоторые из них оказывались не готовыми к трудностям и невзгодам военной службы. С такими приходилось расставаться.

Плохие предзнаменования
266Летопись Училища была неразрывно связана с жизнью страны. Новые веяния и смена политического руководства СССР нашли в ней свое отражение. Первым испытанием стал период, так называемой, «перестройки» М.Горбачева, тараном прошедшей по стране и ее Вооруженным Силам.
Хотя на словах идеология сохранялась, уже с 1988 г. можно было ощущать изменения. Так, темой одной из партийных конференций, стало: «подтверждение верности перестройке, а основной проблемой: «Что нам мешает перестраиваться?».
Казалось бы, впервые начали говорить о том, что раньше было запретным, но и тут все тормозилось, уходя в банальное словоблудие. И дело было даже не в руководстве Училища. Основная часть командования по-прежнему добросовестно выполняла свою работу. Само руководство страны «утонуло» в повальной лжи, запутав собственный народ неосуществимыми проектами и, в конце концов, обманув собственных граждан, свою армию.
СВВПСУ умирало вместе со страной. К 1991 г. в Советском Союзе действовали уже 13 высших военно-политических училищ (в дополнение к ранее созданным, успешно готовили офицеров-политработников в Минском общевойсковом ВВПУ, Таллиннском ВВПСУ, Рижском высшем военно-политическом Краснознаменном училище им. Маршала Советского Союза С.Бирюзова (готовило кадры для РВСН), Голицынском высшем пограничном ВПУ КГБ СССР, а также в Ленинградском ВПУ МВД СССР им. 60-летия ВЛКСМ).
Симферопольское ВВПСУ к тому времени считалось одним из лучших военно-политических училищ страны. Подтверждением тому – высокий конкурс при поступлении в наш военный ВУЗ. Котировались в войсках и выпускники Училища, достойной службой заслужившие уважение к себе и своему Училищу.
В конце 80-х с приходом к управлению страной М.Горбачева с его неумелой и недальновидной политикой, все стало ясно, что рано или поздно произойдет нечто неординарное. Первым звонком стал Указ Президента СССР от 11.01.1991 г. «Об утверждении Общего положения о военно-политических органах», в котором уже ни единого слова не говорилось о КПСС и ее руководящей роли. К этому времени всем стало понятно, что конец близок. Ситуация в Училище доходила до маразма. Еще во время первых месяцев в учебном центре «Перевальное» во время прохождения «курса молодого бойца» личным составом первого курса, в караул стали ходить офицеры: большего унижения трудно было придумать и стало обидно, но терпели. Верили в честь и совесть вождей и надеялись, что руководство не предаст. Но вскоре надежды рухнули.
Выпуску 1991 г. было суждено стать последним выпуском для ВС СССР. В августе Президент СССР М.Горбачев подписал два Указа. Первый Указ запрещал партийные и комсомольские структуры в армии, а второй и вовсе, ликвидировал должности заместителей командиров, всех уровней, по политической части.
С этого времени бывшая стройная программа обучения была нарушена. Пришлось офицерам учебного отдела перекраивать расписание занятий. Те, кто поступил в Училище в 1991 г., уже учились не на политработников. А те, кто поступил ранее 1991 г., но выпускался, начиная с 1992 г. тоже уже, фактически шли служить в армии стран СНГ, где придется и куда предложат.
С событиями августа 1991 г. Училищу «повезло»: они, хотя и прошли в Крыму, особо Училища не коснулись. Почти весь личный состав находился в летнем отпуске. В подразделениях находились лишь два взвода, несшие караульную службу, ну и еще не сплоченный первый курс в учебном центре «Перевальное». Тем, кто был в это время в Училище, запомнилась лишь беготня с портретами членов Политбюро ЦК КПСС, которые то снимали со стен, то водружали на место. Но уже вскоре ситуация стала меняться. СССР рухнул, и в один прекрасный день училище стало заложником сложившейся ситуации.
Начальник Училища, в руках которого на этот момент находилась как минимум судьба ВВУЗа, фактически отстранился от командования и с этого времени принялся активно решать вопросы личного благополучия и политической карьеры. Начался неуправляемый, но спланированный распад учебного заведения, завершившийся через несколько лет его полным уничтожением. Способствовало этому и огульное разрушение системы воспитания военнослужащих в войсках. Вместо заместителя командира по политической части, должности с четко определенными должностными обязанностями, ввели помощника командира по воспитательной работе, обязанности которого были весьма расплывчаты.
С 1992 г. прекратилась профессиональная подготовка воспитателей в военных Училищах и из армии, которая была разделена, «хлынул» большой поток офицеров ВВПУ. Тысячи людей остались не удел. Но, как часто и бывает, многие наши выпускники стали искать себе другое применение, часто совершенно далекое от службы в армии, а иногда просто пополняли криминальную среду.
В этот период почти каждый день в Училище зачастили эмиссары самых разных мастей и каждый день удавалось созерцать оперетту. Такого числа проходимцев, торжественно принимаемых командованием Училища, никогда раньше не приходилось видеть. Персонажи, которых в лучшие времена и к КПП бы никто близко не подпустил, теперь дружно заседали в президиумах совещаний офицерского состава Училища и «учили правильной жизни» заслуженных боевых офицеров. Особенно запомнился некий комедийный персонаж по фамилии Мулява с длиннейшими «запорожским» усами. Хотя за его плечами был опыт всего лишь двух лет срочной службы, как будто издеваясь, в очередной раз он предстал перед офицерами Училища в плохо сидящем мундире генерал-майора. Таких ничтожеств было множество, в том числе расплодившихся, благодаря беспринципности начальника Училища, из числа собственных офицеров.
Да и сам ВУЗ уже мало чем напоминал военную организацию. «Цунами демократии» накрыло все и всех. Курсантам разрешили хранить в подразделениях цивильную одежду, дисциплина личного состава неуклонно падала. Вскоре комедия достигла своего апогея: по приказу Министра Обороны Украины Симферопольское ВВПСУ, очевидно как неблагонадежное, было разоружено. Это напоминало капитуляцию гарнизона некогда сильной крепости, в одночасье поднявшей белый флаг. Все штатное вооружение было сдано на склады 32-го армейского корпуса. Оставили лишь оружие для караула, которое хранилось у оперативного дежурного и которое он, офицер в звании минимум майора, принимал и сдавал, опустившись до уровня дежурного по роте, то есть сержанта или «…хорошо подготовленного курсанта».
Денежное содержание офицерам не выплачивалось по несколько месяцев, но, кажется, командование это не сильно волновало. Училище превращалось в огромный «супермаркет», в котором торговали все и всем. Это было жуткое время.
Вскоре курсанты стали разбегаться. Это происходило примерно так: прибыв утром в расположение, командир роты обнаруживал записки, в которых говорилось примерно следующее: спасибо за заботу, но мы, курсанты из Белоруссии, России, Молдовы и т.д. уехали на родину для продолжения учебы в одном из военных училищ новообразованного государства. Дошло до того, что из 6 рот 4-го и 5-го батальонов две роты были расформированы, а их личный состав распределили по 20-й, 22-й, 23-й и 24-й ротам. Но и в этом случае подразделения не достигали штатной численности. В 23-й роте из 112 чел. к началу развала, к концу 1992 г. в строю было примерно 95 чел. А это была самая большая рота батальона!
После первой волны новых присяг, появились офицеры, отказавшиеся их принимать и, которые были почти немедленно уволены из ВС Украины. В их числе был Герой Советского Союза подполковник Г.Кучкин, полковник Ю.Мошкин и многие другие. Офицеры уходили на Черноморский флот России, в другие силовые структуры (МВД, МЧС и т.д.). Уезжали, надеясь дослужить в той же России или Белоруссии. Нужно сказать огромнейшее спасибо офицерам отдела кадров Училища – они, часто рискуя карьерой, не выдавали тех, кто не принял присягу, понимая, что этим дают возможность людям перейти для дальнейшей службы в ВС других стран СНГ.
Училище растаскивалось. Все, что можно было унести – уносилось, что нельзя было унести – вывозилось машинами. В 1993 г. в СВВПСУ из г.Львова поступил новейший по тем временам «Класс управления общевойсковым боем», но его просто растащили.
Полковник А.Ковков (начальник кафедры): «В 1992 г. в Училище прибыл заместитель МО Украины генерал-лейтенант И.Бижан. Он осмотрел территорию, учебные корпуса. Его сопровождали начальник училища генерал-майор В.Павличенко и начальники кафедр. По результатам своей поездки генерал-лейтенант И.Бижан дал рекомендации Генеральному штабу ВС Украины о проведении дальнейшей работы по сохранению Училища. В ноябре – декабре 1992 г. были подготовлены и направлены письма, за подписью депутата Верховного Совета Украины генерал-майора В.Павличенко, в министерство и заместителю МО Украины с обоснованием необходимости сохранения СВВПСУ в штате МО Украины».
В декабре 1992 г. группа в составе: полковников В.Прокофьева, А.Ковкова, С.Сусола подготовила документы для управления ВВУЗов МО Украины с планами развития Училища, сформулировав, в какой отрасли военного образования, оно может быть использовано. В марте 1993 г. инициативная группа в составе полковников В.Прокофьева, А.Ковкова, В.Стоянова под руководством генерал-майора В.Павличенко встретилась с первым заместителем МО Украины генерал-лейтенантом Д.Рудковским и всеми заместителями министра. В результате долгих и сложных докладов представители СВВПСУ убедили ГШ и руководство ВСЧ Украины в целесообразности сохранения Училища, и перепрофилирования его в инженерно-строительное училище.
Трудно называть это победой. Скорее всего это было лишь затягиванием агонии.
Это конечно очень темная страница нашей истории, но, увы, и о ней мы не имеем права не сказать, если хотим сохранить объективность: немало курсантов и даже офицеров пополнили ряды крымской организованной преступности. Много из них сложили головы без славы и чести в «лихие девяностые» во имя тугих кошельков их бандитских главарей.

Последний выпуск.
В морозный день февраля 1995 г. на плацу Симферопольского высшего военно-политического строительного училища прошло мероприятие, которое раньше было праздником для всего как минимум Симферополя – выпуск офицеров. Но на этот раз все напоминало скорее трагедию на грани фарса. К счастью, выпускались уже курсанты не с именем крымской столицы, а с шумным, но размытым наименованием «военно-строительного факультета при Крымском институте природоохранного и курортного строительства».
Газета «Крымская Правда» очень точно назвала свою статью, посвященную событию: «Прощайте, последние лейтенанты…».
Материал, опубликованный в газете, настолько точен и интересен, что мы рискнем привести его с небольшими сокращениями. Простим автору слабое понимание военной терминологии, но эмоции и суть происходившего им переданы прекрасно.
«Очередной, но, к сожалению, последний выпуск молодых офицеров состоялся на военно-строительном факультете при Крымском институте природоохранного и курортного строительства. Это торжественное, однако с большой долей грусти, событие, произошло позавчера в Симферополе на плацу бывшего Высшего военно-политического строительного училища. Организованное в августе 1967 года оно просуществовало вместе со своим преемником-факультетом без малого 30 лет. В его стенах было подготовлено более 12 тысяч офицеров-специалистов, которые достойно несли службу во многих регионах Советского Союза. Их знали на трассе БАМа, космическом полигоне Байконура, военных объектах Крайнего Севера, Средней Азии и других местах. Из числа выпускников СВВПСУ выросли два генерала, сотни полковников и подполковников.
Всем этим, разумеется, училище не могло не гордиться. Начав, как говориться, свою славную биографию с нуля, оно за сравнительно короткое время превратилось в настоящую кузницу кадров для Вооруженных Сил страны, которой сейчас нет. Нет и самого училища, а факультет, созданный на его базе, отныне тоже прекращает свою короткую жизнь: по чьей-то то ли злой воле, то ли по недопониманию он стал не нужным для украинской армии и ликвидируется.
Как тут не грустить крымчанам, сыновья которых получили в Симферополе высшее военное образование, а теперь, оказывается, этих самых сыновей и близко не подпустят к стенам учебных классов, спортзалов и спальных корпусов, где уже разместились различные организации и учреждения.
Больно сознавать все это, — сказал прибывший на церемонию последнего выпуска офицеров бывший начальник СВВПСУ генерал-майор запаса Ю.Я.Гудимов, — Сколько трудов было положено, чтобы, не побоюсь этих слов, создать образцовую учебную базу, укомплектовать высококвалифицированный преподавательский состав, иметь в своем распоряжении мощное материально-техническое оснащение. Отныне всего этого нет…
Ну а теперь о самом выпуске. Было солнечное морозное утро, когда на плацу во главе со своими командирами выстроились молодые лейтенанты для получения дипломов. Сто из них стали инженерами по строительству и эксплуатации зданий и сооружений, а 12- инженерами по ремонту и эксплуатации строительных машин.
По традиции, перед началом митинга, посвященного торжественному событию, на плац под звуки оркестра было вынесено знамя… Симферопольского высшего военно-политического строительного училища, ибо у факультета своей реликвии не оказалось…
Перед собравшимися, среди которых находились родственники и близкие «новоиспеченных» офицеров, выступили: и.о. начальника факультета полковник В.А.Прокофьев, председатель государственной экзаменационной комиссии, заместитель начальника Управления по строительству и расквартированию войск Украины полковник В.Н.Христин, заместитель командира по воспитательной работе 32-го армейского корпуса полковник А.И. Пахля, ветеран Великой Отечественной войны бывший первый начальник училища полковник в отставке В.Ф.Царицанский, выпускник факультета, единственный, кто среди своих товарищей получил диплом с отличием, крымчанин Сергей Щеткин и другие.
…После вручения выпускникам дипломов их строй под звуки марша «Прощание славянки» прошел, чеканя шаг, мимо трибуны и попрощался со знаменем. Впереди их ждет нелегкая армейская служба…».
Нужно сказать, что последующие события из жизни и судеб выпускников 1995 г. напоминали приключения в стиле Джека Лондона. В своем большинстве Вооруженным Силам Украины они оказались не нужными. Армия не возражала, если выпускник просто не прибывал к месту службы и предпочитал «тяготам и лишениям» воинской службы, посик более «хлебных» мест на гражданке. Многим пришлось стараться «пристроиться» в другие структуры: МВД, МЧС, где особенно выпускниками военного ВУЗа, учитывая «традиционные» разногласия во взглядах на службу и жизнь, рады не были. Правда армия сумела доказать свои преимущества. Только что созданное в городе Симферопольское училище милиции благодаря своему ректору генерал-майору милиции А.Н.Плюте с удовольствием приняло на командные и преподавательские должности офицеров, в том числе только что окончивших ВВУЗ лейтенантов. Со временем здесь продолжили службу подполковники Лукаш, Коноплев, Журов, Шкварчук, Говоров, майоры, Тимощук, Ченнык, Субботин, Тлущак, Павленко, Никифоров, лейтенанты Новиков, Дышкант, Аничин, Грызлов, Запорожцев, Руденко, Басинский и многие другие.
К счастью, огромная материальная база и преподавательский коллектив СВВПСУ дали начало десяткам нынешних ВУЗов Крыма. Основную территорию училища сейчас занимает Крымский инженерно-педагогический университет, главный вуз по развитию крымско-татарской культуры и образования. Что касается десятков коммерческих вузов, образованных бывшими профессорами, доцентами и преподавателями СВВПСУ, то немаловажное участие в этом процессе приняли и другие военные преподаватели.

Эпилог: немного о грустном

Симферопольское ВВПСУ с первых лет своего существования вполне успешно выполняло возложенные задачи. Но время не знает пощады. Неумолимо бежало оно вперед, стали уходить на заслуженный отдых старожилы училища, опытнейшие педагогические кадры. А потом наступило «смутное» время во всем государстве.
За 25 лет своего существования (1967-1992 г.г.) военно-политические училища, созданные в соответствии с Постановлением ЦК КПСС от 21.01.1967 года «О совершенствовании партийно-политической работы в СА и ВМФ» выпустили тысячи и тысячи офицеров-политработников, профессионалов-воспитателей, истинных патриотов своего Отечества.
Воинское обучение и воспитание поднялось на новый уровень, создана единая — от роты до Министерства Обороны СССР система партийного руководства и контроля, у командиров первичного звена появился подготовленный заместитель. Освоение новой техники, война в Афганистане, интернациональный долг на необъятных мировых просторах — везде нашлось место заместителю по политической части.
Это уже часть истории и не худшая ее часть. За два десятка лет своей деятельности СВВПСУ подготовило почти 15 тысяч офицеров-политработников, профессионалов-воспитателей, истинных патриотов своего Отечества. Курсанты получали качественную подготовку, дававшую не только перспективы серьезного карьерного роста, но и возможность проходить службу по специальности в различных родах и видах Вооруженных Сил. Как минимум пять выпускников Симферопольского ВВПСУ стали генералами. Первым, кто получил генеральские погоны, стал В. Маров, окончивший училище в 1971 году с золотой медалью. Он же первым из выпускников получил ученую степень кандидата наук.
Нужно сказать, что, не смотря на всю нещадную их критику, именно служба в военно-строительных частях давала прекрасный опыт управления и организации коллективов самых различных профилей деятельности.
Многие выпускники за мужество и героизм награждены высокими государственными наградами, имена некоторых из них золотыми буквами вписаны в историю Вооруженных Сил. И сегодня многие из них нашли себя — бизнес, госслужба, культура, спорт, военная карьера, журналистика и т.д.
Гордостью столицы Крыма когда-то называли Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище. Почти 20 лет прошло с того момента, когда государство сочло это учебное заведение для себя ненужным. С упразднением после развала Советского Союза якобы не актуальных должностей заместителей командиров рот и батарей по политчасти, отсутствием в те годы в стране всяких ориентиров, в армии, да и в обществе в целом, создался идеологический вакуум. В результате в бездумной борьбы с прежней идеологией была разрушена уникальная система подготовки офицеров-воспитателей, которой сейчас так не хватает Вооруженным Силам, вновь столкнувшимися с прежними проблемами: состояние воинской дисциплины, моральное состояние, психологическая готовность воинских коллективов.
Но, несмотря на то, что alma mater принадлежит истории, её выпускники гордятся своей принадлежностью к братству симферопольских курсантов. Когда-то наше училище было любимым детищем города. А сейчас? Больно смотреть на то, во что превращёно СВВПСУ: окна камнем заложены, паркет вырван, батареи в металлолом сданы, вокруг «блошиный рынок», на котором (как это символично для государственного развала армии!) основной товар военное имущество… У многих офицеров и выпускников были слёзы на глазах, когда они увидели на 40-летии ВВУЗа эти руины: практически всё в училище было построено нашими, курсантскими, руками. А ведь базу училища можно было использовать гораздо более рационально.
Множество симферопольцев столкнутся с однокашниками, но уже по разные линии фронта во время Чеченской войны, когда присягнувшая Ельцину армия и преданная им же будет брошена в сумасшедшую мясорубку, в которой бывшие офицеры Советской армии воевали против таких же офицеров Советской армии. К чести наших выпускников даже в эти напряженные дни они всегда помнили о корпоративном братстве и старались помогать друг друга, даже оставаясь разделенными не по своей воле. Это не преувеличение и не эпос, тому есть множество подтверждений. Известны случаи, когда разведенные волею продажных политиков по новообразованным армиям бывшие курсанты Училища, оказавшись по разные линии фронта, находили друг друга и выручали из, казалось бы, безнадежных ситуаций. Десятки выпускников училища отдали свои жизни при выполнении воинского долга в ходе войн и военных конфликтов.
Но не только война убивает нас. Напряжение военных будней будет сказываться на многих и, как это не прискорбно, походы на кладбище становятся частыми: мы постоянно кого-то из наших рядов провожаем. Обидно, когда уходят совсем молодые. Больше не услышать «вечных оптимистов» Феофанова, Николаенко, Потоцкого, не увидеть жизнерадостную улыбку Чистякова, не встретить вечно серьезного Кротова….
Абсолютное большинство из нас вспоминает курсантские годы с превеликим удовольствием и ностальгией. Мы до сих пор помним красоту и неповторимость Симферополя, его солнечный вид, постоянную суету, летнюю жару и дурманящую свежесть Перевального, футбольный «Локомотив» и студенческие общежития, теплоту и внимание его жителей, красоту крымских девушек, ставших нашими женами.
Несмотря на все перипетии судьбы, многие офицеры-политработники сумели в новых социально-экономических условиях выстоять и самоутвердиться, найти приложение своих знаний и опыта в различных сферах. Среди них – военачальники, известные политики, бизнесмены, государственные и муниципальные служащие, признанные ученые и педагоги, заслуженные деятели искусства и культуры, ведущие журналисты и руководители СМИ.
Но при этом их объединяет одно – они сохранили любовь к своему училищу, уважение к его профессорско-преподавательскому составу, верность и преданность курсантской дружбе, совесть и честь офицера Вооруженных Сил.
По разному зарекомендовали себя бывшие «замполиты». Основная масса офицеров-политработников искренне и добросовестно исполняла свои служебные обязанности, являлась в большей степени не столько проводником идей КПСС, сколько учителем и воспитателем для офицеров, сержантов и солдат. Были и исключения из правил.

419

Недобро известный Указ М.С.Горбачева о реформировании политических органов в Советской Аомии и Военно-морском флоте СССР. Думали, что это смертный приговор Вооруженным силам, оказалось, что этой смертный приговор стране….

В 1991 г., после развала Советского Союза, новая власть, первым делом разрушила институт «замполитов» в армии и на флоте, не предложив ничего взамен. Задачу свою новая волна реформаторов-разрушителей выполнила сполна. Даже самые агрессивные наши недруги не могли так сделать. В результате борьбы с идеологией, была разрушена система воспитания военнослужащих, и, армия, из школы жизни превратилась в школу выживания. Лишь через несколько лет, после того, как все профессионалы, не выдержав унижений и неопределенности, уволились из рядов Вооруженных Сил, новая власть осознала, что воспитанием военнослужащих должны заниматься подготовленные специалисты. В 1992 г. подготовка офицеров-политработников была прекращена, а военно-политические учебные заведения ликвидированы, либо перепрофилированы в командные военные учебные заведения (вуз). В результате в ходе борьбы с прежней идеологией была разрушена и уникальная система подготовки офицеров-воспитателей. Понятие Священного Долга служения Отечеству практически размылось и армия потихоньку начала деградировать.
В 2002 г. была признана эта ошибка и в военных ВУЗах Российской Федерации введена специальность «офицер-воспитатель». Современные офицеры понимают правильность подобного решения. Один из них вполне точно обрисовал роль и место такого специалиста в современной армии, которую от идеологии, психологии и нравственности еще никто не освобождал: «Командир заставляет делать, а замполит объясняет солдату, зачем это нужно. Если командир не может заставить — плохо. Если человек не понимает, для чего он что-то делает — тоже не лучше. Командир будет всегда. А кто людям объяснит необходимость правильно и честно выполнять ими свой долг?». Не правда ли точно! И это офицер нового поколения. Хорошо, что среди молодых офицеров есть ответственные люди.
Несмотря на все перипетии судьбы, бывшие офицеры-политработники в течение всего этого «смутного времени» сохранили в сердце чувство благодарности к своему училищу и его профессорско-преподавательскому составу. На своих ежегодных встречах выпускники училищ с гордостью и уважением вспоминают свою курсантскую жизнь.
По-разному сложились судьбы выпускников нашего славного ВВУЗа. Многие и сейчас служат в вооруженных силах различных государств. Их можно найти в составе руководства армии, других силовых структур, среди политиков, людей крупного бизнеса. Некоторых судьба забросила далеко за пределы нашей когда-то бывшей единой Родины. Но корпоративный дух «училищного братства» помогает поддерживать связь, оказывать помощь и поддержку друг другу.

История повторятся. Как почти 90 лет назад Советская власть уничтожила стройную систему военных училищ императорской армии, так и 15 лет назад началось уничтожение системы венного образования Советской Армии. В результате тысячи специалистов в лучшем случае расползлись по разнопрофильным учебным заведениям, в худшем — были полностью потеряны. Не все наши друзья и командиры перенесли это – так уж нас воспитали – не быть равнодушными к тому, что со страной происходит, душой болеть за нее. Как результат: кто сложил голову на одной из многочисленных локальных войн, кто ушел из жизни по своей воле, не выдержав этой драмы страны, переросшей у многих в личные трагедии. Других «доконали» ненужность, равнодушие, чванство, хамство расплодившихся в неимоверном числе бездушных чиновников. Наверное, когда-нибудь мы еще расскажем и о такой грустной странице нашей жизни. Пока просто примем и эти страшные страницы нашей истории.
Не будем вдаваться в политические перипетии решения государственных мужей. Симферопольское ВВПСУ было не единственным военным училищем, прекратившим свое существование в 90-е годы. Но вот Симферополь потерял часть той своей неповторимой ауры, которую создавали курсанты. Увы, ничего даже близкого столица Крыма больше не увидела. Одна из ярких страниц ее многолетней истории стала прошлым. Но память жива…