Политические органы в Красной и Советской армиях — краткий экскурс в историю

С.Ченнык (Симферополь)

Политические органы в Красной и Советской армиях — краткий экскурс в историю

«В действительности комиссары были политически активные и надежные солдаты,
чей уровень образования был выше, чем у большинства советских офицеров…».
Пауль Карель, немецкий военный историк. (1)

Начало

Комиссары в армии и на флоте не «рождены в огне Октябрьской революции», как часто говорилось в лекциях по истории КПСС, прослушанных почти всеми нами во время обучения в Училище. Их появление в почти современном виде историки относят к далекому XVIII в., когда возникла потребность в армиях итальянских республик, в основном формировавшихся из наемников, контролировать лояльность войск и лиц, ими командовавших. В дальнейшем подобные должности вводились, как правило, в годы революций и сопровождавших их катаклизмов (Великая французская революция, Война за независимость США и проч.).
Зачатки института политических комиссаров, о необходимости или вредности которого до сих пор не утихают споры, лежат в первых днях зимних событий 1917 г. Новая власть, пришедшая к управлению страной относительно мирным путем, попыталась укрепить свое влияние в армии и на флоте, действуя через специально назначаемых, облаченных представительскими полномочиями, доверенных лиц — комиссаров. Само по себе это слово ничего революционного не несло и было достаточно распространено в политической истории.
Смысл его толкуется по-разному, но наиболее, на наш взгляд, точно это делает «Толковый словарь» Ушакова. Итак: комиссар: (фр. commissaire) (офиц.). Лицо, уполномоченное на исполнение какой-нибудь ответственной политической, административной или хозяйственной должности.
13Становление института военных комиссаров прошло во время Гражданской войны в России. Парадоксально, но комиссары большевиков были введены в части армии и флота прежде всего для того, чтобы противодействовать уже активно действовавшим комиссарам Временного правительства, в том числе путем «…подавления контрреволюционных мятежей». (2)
Ход войны быстро превратил почти общественную должность в военную специальность с необычайно широкими полномочиями. 14 октября 1919 г. в соответствии с требованиями VIII съезда РКП(б) о расширении деятельности политических органов в Красной Армии и на флоте приказом РВСР №1694 для повседневного и планомерного ведения занятий с личным составом по политическим вопросам в подразделениях части, корабля и в каждой отдельной команде была введена должность политического руководителя (политрука).(3)  Одновременно создавалась система их подготовки. Основная масса политработников ротного, батальонного и полкового звена проходили подготовку на специальных курсах и партийных школах при политических отделах фронтов, армий и дивизий. К осени 1920 г. действовало более 200 таких курсов.
За командирами из старых офицеров нужен был жесточайший контроль. Не секрет, что часть из них с легкостью меняла службу в Красной Армии на службу в Белой Армии, часто даже совсем не по идеологическим причинам. Комиссарам также вменялось в обязанность политическое просвещение личного состава, насаждение духа революционной дисциплины и организованности. Комиссарам давались права: они контролировали каждый шаг командиров, любой приказ был недействительным без их подписи, они ведали подбором кадров, докладывали в вышестоящие инстанции обо всем, что считали нужным. При этом система ответственности за состояние дел была предельно жесткой. В одном из приказов председателя Реввоенсовета Л.Д.Троцкого говорилось: «Если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар, вторым — командир… Трусы и шкурники не уйдут от пули…». Практика введения нового института оказалась удачной: «В лице наших комиссаров… мы получили новый коммунистический орден самураев, который — без кастовых привилегий — умеет умирать и учит других умирать за дело рабочего класса».(4) 
При всей спорности проблемы, мы не можем отрицать, что институт военных комиссаров явился действенным органом «пролетарской диктатуры». Через них партия большевиков эффективно проводила свою политику в действующей армии и на флоте.(5)  Говоря словами того же Троцкого: «Бывшие офицеры постепенно приучались с уважением относиться к своим сотрудникам-комиссарам. Они наблюдали изо дня в день, как комиссары, представители правящей партии, делегированные центром для ответственной работы, отдают себя делу целиком, не требуют для себя никаких привилегий, являются первыми туда, откуда грозит наибольшая опасность. Это нравственное влияние комиссаров не могло не привлекать лучшую часть командного состава к тому классу, который имеет тысячи и десятки тысяч таких работников для своих нужд».(6) 
Другой выдающийся революционный деятель – М.В.Фрунзе говорил о роли политических органов в годы Гражданской войны: «Кто вносил элементы порядка и дисциплины в ряды создававшихся под гром пушечных выстрелов наших молодых красных полков? Кто в часы неудач и поражений поддерживал мужество и бодрость бойцов и вливал новую энергию в их пошатнувшиеся ряды? Кто налаживал тыл армии, насаждал там Советскую власть и создавал советский порядок, обеспечивая этим быстрое и успешное продвижение наших армий вперед? Кто своей настойчивой и упорной работой разлагал ряды врага, расстраивал его тыл и тем подготовлял будущие успехи? Это делали политические органы армии, и делали, надо сказать, блестяще».(7)    
Период восстановления народного хозяйства и создания Вооруженных сил СССР по уровню государственного напряжения и объемам решаемых задач был сравним с военным временем.Развитие системы политорганов в Красной армии продолжалось безостановочно с момента ее создания. Для периода 1929-1939 гг., характерно увеличение численности политработников и укрепление кадра политсостава, организационное переформирование (перестройка политических органов), приобретение высшего образования политическим составом, повышение технической подготовки политработников, а также введение званий.
В тоже время следует обратить внимание на ряд мероприятий, проведенных в 20-е годы и повлиявших на развитие политорганов в 30-е гг.
Одной из первоочередных задач того времени в работе политорганов Красной Армии являлось поднятие авторитета и воспитание волевых командиров и комиссаров, способных в любой обстановке принять решение и твердо провести его в жизнь.
Одним из основных мероприятий, проведенных во время военной реформы, было сокращение штата Политического управления с 894 человек на 1 января 1922 г. до 118 человек в ноябре 1924 г.
28 марта 1924 г. Политуправление Реввоенсовета было переименовано в Политическое управление РККА. Через политорганы партия осуществляла руководство партийно-политической работой в армии, идейным воспитанием личного состава. Они были призваны обеспечивать повседневное и безраздельное влияние партии на всю жизнь и деятельность вооруженных Сил. Начало строительству политорганов было положено созданием (8 апреля 1918 г.) Всероссийского бюро военных комиссаров. Главной задачей ПУРККА, являлось «руководство партийной, политической и политико-просветительной работой во всех частях, учреждениях и заведениях РККА, а также военно-политической подготовкой трудящихся, проходивших военное обучение вневойсковым порядком на территории СССР».
Политическое руководство ПУРККА осуществлял через политорганы округов, флотов, армий, дивизий и т.п. На политорганы возлагалась полная ответственность за воспитание и боевое сплочение личного состава. В принятом на XIV съезде партии в декабре 1925 г. в новом Уставе партии впервые введен раздел «О парторганизациях в Красной Армии», который окончательно закрепил структуру, права и обязанности партийных и политических организаций.
Как отмечалось ранее, в результате военной реформы улучшилась организационная структура Красной Армии, ее боевая и политическая подготовка, данное мероприятие повлияло и на развитие политорганов.
На 1 апреля 1925 г. политический состав РККА насчитывал 14 807 человек (средний — 9 572, старший — 3 837, высший — 1 398 человек), что составляло 20,3 % общей численности начсостава и 2,9 % всего личного состава РККА.

Соответственно масштабной была подготовка политических работников для РККА и РККФ. В 30-е годы по указанию ЦК ВКП(б) создается широкая сеть военно-политических училищ и краткосрочных курсов. В дополнение к уже имевшимся, создаются новые — Брянское, Ивановское, Смоленское, Сталинградское и Харьковское военно-политические училища по подготовке политруков рот, а также Военно-политическое училище по подготовке пропагандистов Красной Армии. Морское отделение при Ленинградском военно-политическом училище имени Ф.Энгельса реорганизуется в самостоятельное Военно-морское политическое училище. На базе педагогического факультета Военно-политической академии имени В.И.Ленина приказом НКО СССР от 26 июля 1940 г. был создан Высший военно-педагогический институт Красной Армии.

Комиссары, политруки — нет, пожалуй в армии категории военнослужащих, о которой было бы написано так много и так противоречиво. 

В отечественной исторической литературе традиционно уделялось много внимания изучению роли и места политических органов в укреплении боевой готовности Красной Армии. Их работа рассматривалась как непрерывная цепь успехов и побед. К сожалению, такое освещение данной проблемы не позволило раскрыть всю сложность и противоречивость процесса партийно-политической работы с личным составом армии на начальном этапе формирования советского государства, изучить те реальные трудности и противоречия, которые оказывали влияние и на подготовку политических кадров, организацию и проведение политико-просветительной работы в частях и подразделениях. Вне анализа остался целый спектр явлений и событий, которые не укладывались в сложившуюся концепцию изучения политорганов и их деятельности.
В большинстве работ советских историков комиссары вдохновители и организаторы всех побед. Все подвиги совершали именно они или же подвиги совершались, как минимум, под их прямым и непосредственным руководством. 

В писаниях западных историков и быстренько перекрасившихся из красного в зеленый (долларовый) цвет отечественных историков комиссары и политруки -исчадие ада, бездельники, тупицы, бездарно вмешивавшиеся в гениальные планы командиров, злейшие враги красноармейцев, доносчики….
Однако ни те, ни другие обычно не дают читателю возможности ознакомиться с первоисточниками. В лучшем случае это ссылки на рассказы очевидцев (естественно, подобранные нужным образом) или смутные ссылки на какие то директивы, распоряжения (без номеров и дат).
Ниже просто выдержки из Устава внутренней службы РККА 1937 г. Этот устав можно считать первым уставом РККА, ибо его предшественник вышел еще в 1924 г. и представлял собой наспех переработанный устав еще царской армии. 

Выдержки из Устав внутренней службы РККА (УВС-37)

Глава I.Обязанности военнослужащих и взаимоотношения между ними.
5.Должностные обязанности командного и начальствующего состава отдельной воинской части (полка), ее подразделений и служб.

Военный комиссар полка
47. Наравне с командиром является прямым начальником всего личного состава части и несет полную ответственность за политико-моральное состояние части, за выполнение воинского долга и проведение воинской дисциплины всем личным составом части снизу доверху, за боевую и мобилизационную готовность, за состояние вооружении и войскового хозяства полка.
48. Военный комиссар полка обязан:
1) оградить полк от проникновения и появления в нем шпионов, диверсантов, вредителей и иных врагов народа, немедленно и решительно пресекая всякие действия, могущие нанести вред РККА;
2) строжайше следить за сохранением военной тайны всем личным составом;
3) организовать и проводить политическую работу, воспитывая весь личный состав полка в беззаветной преданности партии Ленина-Сталина, социалистической родине и советской власти, в духе пролетарского интернационализма, в постоянной революционной бдительности и к беспощадной борьбе с врагами народа;
4) повседневно и всесторонне изучать и знать личный состав, его настроения, нужды и запросы; аттестовать вместе с командиром командный и начальствующий состав;
5) проводить необходимые политические мероприятия обеспечивающие выполнение планов и задач боевой и политической подготовки, образцовое состояние хозяйства;
6) проводить необходимые политические мероприятия по развертыванию и руководству социалистическим соревнованием;
7) систематически и своевременно информировать командира полка, вышестоящего военного комиссара и политотдел о политико-моральном состоянии полка;
8) руководить всей культурно-просветительной работой;
9) иметь тесное общение со всем личным составом;
10) непрерывно совершенствовать свои политические и военные знания. Военный комиссар руководствуется в своей работе Положением о военных комиссарах РККА.

Политический руководитель роты (эскадрона, батареи)
59. Наравне с командиром роты является прямым начальником всего личного состава роты и несет ответ­ственность за политико-моральное состояние и боевую подготовку роты, воинскую дисциплину, за хозяйство, боевую готовность роты и за сохранение военной тайны.
60. Политический руководитель роты обязан:
1) воспитывать личный состав роты в беззаветной преданности партии Ленина-Сталина и социалистической родине, в духе пролетарского интернационализма, лично разъяснять красноармейцам и командирам решения партии и советского правительства и постоянно информировать их о международных политических событиях;
2) персонально знать весь личный состав и быть крепко с ним связанным, проявлять заботу об удовлетворении его культурных и бытовых нужд, быть близким товарищем красноармейцев и командиров и помогать им в боевой и политической учебе;
3) укреплять воинскую дисциплину и боевую подготовку роты, лично быть образцом большевистской бдительности и оберегать роту от проникновения шпионов, диверсантов, вредителей и иных врагов народа;
4) организовать и лично проводить политические занятия с красноармейцами, младшим командным и начальствующим составом, направлять и контролировать работу групповых руководителей политических занятий;
5) организовать систематическое чтение газет и книг всем личным составом, обеспечивая своевременную доставку газет и литературы;
6) организовать разумный отдых и развлечения красноармейцев;
7)организовать работу и порядок в «Ленинской комнате»;
8)организовать и лично вести справочную работу для личного состава роты;
9) систематически и своевременно информировать командира роты и военного комиссара полка о запросах, политических настроениях, боевой и политической подготовке роты;
10)аттестовать вместе с командиром роты весь командный и начальствующий состав роты;
11)непрерывно совершенствовать свои политические и военные знания.

Источник: Устав внутренней службы РККА (УВС-37). Воениздат. 1938г. Введен в действие приказом НКО СССР №260 от 21 декабря 1937г. взамен Временного устава внутренней службы РККА 1924 года.

Подготовка

10

Нарукавный знак политработников РККА до 1943 г.

В соответствии с действовавшей военной доктриной СССР большинство военно-политических училищ готовило политработников для стрелковых частей. Военно-политическое училище имени М.В.Фрунзе специализировалось на подготовке политсостава для артиллерийских и танковых частей; Смоленское военно-политическое училище — на подготовке и переподготовке политработников Военно-Воздушных Сил Красной Армии.

Политрук. До 1943 г.

Политрук. До 1943 г.

Старший и высший политсостав проходил подготовку и военную переподготовку в Военно-политической академии имени В. И. Ленина, на курсах при Военной академии имени М.В.Фрунзе, а также при некоторых академиях (в соответствии с профилем подготовки обучавшихся в них слушателей).
В общей сложности Красная Армия и Флот накануне Великой Отечественной войны имели более 70 военно-политических учебных заведений по подготовке кадровых политработников. В их числе: Военно-политическая академия имени В.И.Ленина, Высший военно-педагогический институт РККА, Высшие курсы усовершенствования политсостава РККА, Курсы усовершенствования высшего политсостава ВМФ, 9 всеармейских, 16 окружных военно-политических училищ, Военно-морское политическое училище, Военно-политическое училище 17-й армии, а также различные курсы по подготовке и переподготовке политработников армии и флота.
В училища принимались наиболее способные, инициативные красноармейцы, краснофлотцы и младшие командиры — члены и кандидаты в члены ВКП (б). Кандидаты должны были иметь общее образование не ниже семилетнего. Поступающие отбирались комиссиями при политических управлениях военных округов, флотов и утверждались командующими и членами военных советов округов, флотов.
В военно-политических училищах с двухгодичным сроком обучения курсанты изучали основы марксизма-ленинизма, историю международных отношений и внешней политики СССР, партийно-политическую работу в РККА, военную историю, военные и другие дисциплины. Причем на военную подготовку выделялось до 55 % всего учебного времени. На окружных военно-политических курсах младших политруков преподавались история ВКП(б), военные дисциплины, история международных отношений, курс партийно-политической работы и военная география. На курсах по переподготовке среднего политсостава на выпускные экзамены выносились основы марксизма-ленинизма, тактика, боевая техника и воинские уставы.

Специальные воинские звания армейских политработников в 1937—1942 годах. В скобках соответствие званию командиров.

Заместитель политрука (старшина)
Младший политрук (лейтенант)
Политрук (старший лейтенант)
Старший политрук (капитан)
Батальонный комиссар (майор)
Старший батальонный комиссар (подполковник) — с 1 сентября 1939 года
Полковой комиссар (полковник)
Бригадный комиссар (комбриг)
Дивизионный комиссар (комдив/генерал-майор)
Корпусной комиссар (комкор/генерал-лейтенант)
Армейский комиссар 2-го ранга (командарм 2-го ранга/генерал-полковник)
Армейский комиссар 1-го ранга (командарм 1-го ранга/генерал армии)
Генеральный армейский комиссар (Армейский комиссар-генерал).

События 1936-1939 гг. сильно ударили по политическим органам. Наверное, ни одна структура в РККА не пострадала столь значительно. Дошло до того, что вся система подготовки политических кадров не справлялась с комплектованием быстро становившихся вакантными должностей.
Из армии в 1937 году оказались уволенными 1469 политработников, в том числе по политическим мотивам (главным образом якобы за связь с так называемыми врагами народа) — 1045 человек, при этом членов военных советов, начальников политуправлений военных округов и их заместителей — 18, военкомов корпусов — 16, военкомов дивизий — 57, военкомов училищ и морских соединений — 33 человека. Такие действия вызвали в свою очередь большие перемещения политработников и новые их выдвижения. За 3—4 месяца 1937 года на вышестоящие должности было назначено более 3000 политработников, причем военкомами и начальниками политотделов корпусов и им равных — 40, военкомами и начальниками политотделов училищ, курсов и морских соединений — 121 человек, а всего за это же время получили перемещение по этой категории 614 политработников.
Тем не менее в конце 1937 года некомплект только политработников составил 10341 человек или 27% общей их потребности, причем некомплект высшего политсостава достигал 938 человек.Перед самой войной пришлось призвать из запаса в армию и на флот 3700 партийных работников для использования их на должностях политсостава.(8)  

9   11  187

 Сейчас часто считают эту фотографию Макса Альперта порождением пропаганды времен социализма. На самом деле, пропаганды тут искать не следует. На снимке — человек, выполняющий свой воинский долг. Чтобы было понятнее – просто хорошо делающий свою работу. Это Алексей Гордеевич Еременко, младший политрук одной из рот 220-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии. Снимок сделан 12 июля 1942 года близ села Хорошее, Луганской области. Чтобы понять, насколько «не постановочный» этот снимок, можно сказать лишь одно – в этом же бою младший политрук А.Еременко погиб. А чтобы понять, насколько профессиональными были люди – здесь же подлинное изображение печально известного гитлеровского приказа «О комиссарах» от 6 июня 1941 г. Крайнее фото справа — политработник ВВС РККА в звании батальонного комиссара.

Система влияния партии в армии и на флоте была испытана во время Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Институт политработников в ее ходе неоднократно изменялся, реформировался, менял структуру, но в целом убедительно доказал свою необходимость, «…став той организующей силой, …которая помогла поднять у солдат, сержантов и офицеров высокий моральный дух…».(9)   
16 июля 1941 г. в связи с проблемами, возникшими у Красной Армии в первые недели войны, в том числе такими прискорбными, как сдача в плен подразделений, а в некоторых случаях и целых частей, происходивших на фоне общего массового сопротивления и обусловленных зачастую низким качеством командных кадров, их нехваткой, неумелым подбором и расстановкой на местах, по решению ЦК ВКП (б) был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров в Рабоче-Крестьянской Красной Армии».(10)  
В октябре 1942 г. институт военных комиссаров был упразднен. К лету 1943 г. на командную работу было переведено 130297 политработников.(11) 
Кстати, о политработниках РККА периода Великой Отечественной войны зачастую гораздо позитивнее высказываются бывшие противники, чем некоторые «просвещенные» современники, для которых повальное хуление этой категории «Солдат Отечества» стало чем-то вроде заказного политического хобби.

К примеру, Фридрих Вильгельм фон Меллентин в своей книге «Бронированный кулак вермахта» пишет: «…Однако следует учитывать, что партия и ее органы обладают в Красной Армии огромным влиянием. Почти все комиссары являются жителями городов и выходцами из рабочего класса. Их отвага граничит с безрассудством; эти люди очень умные и решительные. Им удалось создать в русской армии то, чего ей не доставало в Первую мировую войну, — железную дисциплину».

Немецкий военный историк Пауль Карель, в своём труде «Восточный фронт» осмыслил роль комиссаров так: «Хотя в начале войны роль комиссара, возможно, и была неопределенной, со времени Курской битвы он все больше и больше воспринимался бойцами и командирами как опора в борьбе с недальновидными начальниками, бестолковыми бюрократами и духом трусливого пораженчества… В действительности комиссары были политически активные и надежные солдаты, чей общий уровень образования был выше, чем у большинства советских офицеров… Он должен быть в состоянии самостоятельно решать чисто боевые задачи… политрук роты стать командиром роты, комиссар дивизии – командиром дивизии. Чтобы соответствовать такому уровню требований, корпус политработников, естественно, должен состоять из жестких людей, преданных власти, и в первой половине войны эти люди, как правило, составляли главную движущую силу советского сопротивления и твердо следили за тем, чтобы войска сражались до последней капли крови. Они могли быть безжалостными, но в большинстве случаев они не жалели и себя».(12) 

С этого времени офицер-политработник в статусе заместителя командира по политической части вновь становился полноценной штатной единицей воинских частей и подразделений, а его роль из сугубо пропагандистско-агитационной смещалась к военно-организаторской.

12

Плакат периода Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) 

После Великой Отечественной войны место и роль политических органов в Советской Армии и на Военно-морском флоте неоднократно пересматривалась. В 1955 г. институт заместителей командиров рот и батарей по политической части был ликвидирован. Происходило это чаще всего при очередных ломках страны в ходе беспощадной и бескомпромиссной борьбы государственных лидеров за власть и их стремлением контролировать армию и флот. Наиболее известным из них стало Постановление ЦК КПСС «Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте» от 19 октября 1957 г., положившее конец всевластию маршала Г.К.Жукова.

Обоснование необходимости создания высших военно-политических училищ для Вооруженных Сил СССР
Большинство военно-политических училищ начало формироваться после выхода в свет постановления ЦК КПСС от 21 января 1967 г. «О мерах по улучшению партийно-политической работы в Советской Армии и Военно-Морском Флоте СССР». Что послужило тому причиной, зачем они понадобились?
Это был, без малейшего преувеличения, один из наиболее сложный периодов жизни СССР, характеризовавшийся разгаром, так называемой, «холодной войны».(13)  1961-1965 гг. стали периодами усиления активности борьбы международных сил, поддерживаемых самыми разными военно-политическими блоками, прежде всего НАТО и Варшавским договором. В 1967 г. США завершили во взаимоотношениях с СССР период, так называемой, «стратегии массированного возмездия» и начали переход к стратегии «гибкого реагирования». В условиях резко усилившегося противостояния с США и Западной Европой, носившего, к счастью, не вооруженный характер и выплескивавшийся в реальные войны только на отдаленных территориях Азии, Африки и Латинской Америки, партийное руководство СССР озаботилось своей ролью в вопросе функционирования армии. (14)
Военное противостояние на мировой арене, так сказать, лишь «верхушка айсберга». Не менее важным для КПСС было укрепление своего влияния в Вооруженных силах в условиях не самого простого внутреннего положения. Важно было «усмирить» растущую влиятельность высших военных начальников. Опыт прошлого показывал, что все эти задачи можно было решить, имея во всех силовых структурах и на всех уровнях своих политических представителей. Помимо этого в тот период обозначила себя проблема поддержания дисциплины в войсках. Руководство КПСС задумало решить ее введением института заместителей командиров рот и батарей по политической части.
21 января 1967 г. ЦК КПСС издает специальное постановление. В соответствии с ним укреплять боевую готовность, идеологическую стойкость в обстановке международной напряженности были призваны полпреды партии — специальные работники категории заместителей командиров подразделений (рот, эскадрилий, батарей, боевых частей и т.п.). В этом же постановлении от политорганов было потребовано глубокое изучение состояния дел в частях и подразделениях и своевременное вскрытие недостатков в жизнедеятельности войск и сил флота. (15)
Высшие руководящие органы страны понимали, что воспитанием военнослужащих должны заниматься профессионалы. И это было правильно. Большинство офицеров-политработников искренне и добросовестно исполняли свои служебные обязанности, являясь при этом не только проводниками идеологии государства, но и учителями, воспитателями для офицеров, сержантов, солдат.
Подготовкой политработников-профессионалов должны были заниматься высшие военно-политические училища (ВВПУ). Их создали в соответствии со специализацией по видам Вооруженных Сил, родам войск и силовыми структурам не входящих в систему Министерства Обороны. В далеком 1967-г. они спешно открылись в семи городах, в том числе и в крымской столице — Симферополе.

Выдержка из статьи в «Советской военной энциклопедии»:

«высшие военно-политические училища (ВВПУ), военно-учебные заведения Советских Вооружённых Сил, предназначенные для подготовки офицеров-политработников. ВВПУ готовят офицеров, глубоко знающих марксистско-ленинскую теорию, военное дело, задачи, формы и методы политико-воспитательной, партийной и комсомольской работы, способных совместно с командирами и парторганизациями проводить в жизнь политику партии и правительства в армии и на флоте, сплачивать воинов вокруг КПСС, мобилизовывать их на повышение боевой готовности и боеспособности подразделений, воспитывать военнослужащих в духе безупречного выполнении воинского долга, приказов и распоряжений командиров и начальников. В ВВПУ ведётся научно-исследовательская работа, направленная на разработку актуальных проблем общественных наук, военной теории и практики партийно-политической работы, совершенствование учебно-воспитательного процесса, повышение научной квалификации преподавательского состава, создание научных трудов и учебных пособий.
В составе ВВПУ имеются: кафедры общественных наук, военных, специальных и общенаучных дисциплин, политический и учебный отделы, учебные кабинеты, лаборатории, учебные центры, учебные подразделения курсантов, подразделения обеспечения и обслуживания. Основная часть учебного времени отводится на изучение общественных наук и военных дисциплин. Курсанты изучают историю КПСС, марксистско-ленинскую философию, научный коммунизм, политическую экономию, партийно-политическую работу в Советских Вооруженных Силах, историю СССР, историю международного коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения, военную педагогику и психологию, международные отношения и внешнюю политику СССР, научный атеизм, основы марксистско-ленинской этики и эстетики и др. В военной подготовке основное внимание уделяется изучению тактики, материальной части оружия и военной техники, их боевого применения и эксплуатации, изучению средств связи, военной топографии, вопросов защиты войск от оружия массового поражения, формированию практических навыков, необходимых для успешных действий в сложных условиях современного боя, огневой и инженерной подготовке. Приобретённые в процессе обучения знания закрепляются на стажировках в войсках в должностях командиров взводов и заместителей командиров подразделений по политической части, на учениях и манёврах, при несении боевого дежурства, в морских походах, где курсанты накапливают опыт партийно-политической работы.
Курсанты ВВПУ изучают также общенаучные дисциплины: основы высшей математики, физику, радиоэлектронику, теоретическую механику и черчение. В училищах читается курс истории и теории русской, советской и современной зарубежной литературы, изучается один из иностранных языков. Объём и перечень военно-технических и общенаучных дисциплин определяется для каждого ВВПУ в соответствии с профилем подготовки офицера-политработника как военного специалиста. Во всех ВВПУ создана современная учебно-материальная база. В учебных подразделениях ведётся разносторонняя партийно-политическая работа, помогающая формировать у будущих политработников профессиональные качества.
В ВВПУ принимаются военнослужащие срочной и сверхсрочной службы, выпускники суворовских и нахимовских училищ, прапорщики и мичманы, а также гражданская молодёжь из числа членов и кандидатов в члены КПСС и комсомольцев, рекомендуемых политорганом или районным (городским) комитетом ВЛКСМ. Срок обучения во всех ВВПУ — 4 года. Курсантам, окончившим ВВПУ, присваивается воинское звание «лейтенант», квалификация офицера с высшим военно-политическим образованием и вручается диплом общесоюзного образца.»(16)  

Неправильно считать, что до 1967 г. в стране не было ВВУЗов для подготовки политработников. Подготовку офицеров-политработников для Вооруженных сил проводило одно высшее военно-политическое училище во Львове – Высшее военно-политическое училище Советской Армии и Военно-Морского Флота (с курсами подготовки и переподготовки политсостава), ставшим 15 июня 1967 г. Львовским высшим военно-политическим училищем. В Москве подготовку старших офицеров-политработников с последующим назначением на руководящие должности в Вооруженных силах осуществляла Военно-политическая академия им. В.И. Ленина.(17)   
Те, кто считает появление института политических работников чем-то лишним, аморфным и бесполезным порождением политической системы – неправы. В конце 60-х «холодная война» шла не только на уровне эконмик и технического состояния войск, но и на фронте идеологий. Почти одновременно с СССР аналогичные службы появлялись и в армиях государств, входящих в НАТО. Более того, система идеологической подготовки была очень похожа на принятую в Советской Армии и даже более жесткой. К примеру, в германском бундесвере политическое обучение было обязательным для всех категорий военнослужащих. Даже структура его напоминала нашу: государствоведение, информации для войск и коллективный просмотр тележурнала «Бундесвер». Были у них и свои «Ленинские комнаты», только назывались немного по-другому, хотя суть была похожей: «Комнаты традиций».(18)    

В марте-июне 1967 года было образовано 8 военно-политических училищ, а к концу 90-х годов в Советском Союзе было уже 13 высших военно-политических училищ (1 высшее военно-политическое КГБ СССР и одно высшее политическое училище МВД СССР), а именно:
• Голицынское высшее пограничное военно-политическое училище КГБ СССР (Московская область);
• Донецкое высшее военно-политическое училище инженерных войск и войск связи;
• Киевское высшее военно-морское политическое училище;
• Курганское высшее военно-политическое авиационное училище;
• Ленинградское высшее военно-политическое училище ПВО;
• Ленинградское высшее политическое училище МВД СССР;
• Львовское высшее военно-политическое училище;
• Минское высшее военно-политическое общевойсковое училище;
• Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище;
• Рижское высшее военно-политическое краснознаменное училище;
• Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище;
• Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище.
• Таллиннское высшее военно-политическое строительное училище.
По разному зарекомендовали себя их выпускники. Основная масса офицеров-политработников искренне и добросовестно исполняла свои служебные обязанности, являлась в большей степени не столько проводником идей КПСС, сколько учителем и воспитателем для офицеров, сержантов и солдат. Конечно, как и всюду, были и исключения из правил.
В 1991 году, после развала Советского Союза, новая власть, первым делом разрушила институт «замполитов» в армии и на флоте, не предложив ничего взамен. Задачу свою новая волна реформаторов-разрушителей выполнила сполна. Даже самые агрессивные наши недруги не могли так сделать. В результате борьбы с идеологией, была разрушена система воспитания военнослужащих, и, армия, из школы жизни превратилась в школу выживания. Лишь через несколько лет, после того, как все профессионалы, не выдержав унижений и неопределенности, уволились из рядов Вооруженных Сил, новая власть осознала, что воспитанием военнослужащих должны заниматься подготовленные специалисты.
Несмотря на все перипетии судьбы, бывшие офицеры-политработники в течение всего этого «смутного времени» сохранили в сердце чувство благодарности к своему училищу и его профессорско-преподавательскому составу. На своих ежегодных встречах выпускники училищ с гордостью и уважением вспоминают свою курсантскую жизнь.

 

Источники:

1.Мнение этого историка особенно ценно потому, что во время Великой Отечественной войны он был офицером СС.

2.Гаврилов Л. Первые комиссары Советской власти в действующей армии//Военно-исторический журнал. №11. М., 1974 г. С.70.

3.Партийно-политическая работа в Красной Армии (март 1919 – 1920 гг.). Документы. М., 1964 г. С.50-52. 

4.Троцкий Л.Д. Наше военное строительство и военные фронты. Доклад на VII Всероссийском Съезде Советов Рабочих, Крестьянских, Красноармейских и Трудовых Казачьих Депутатов 7 декабря 1919 г. Сочинения. Том 17. Часть 2. Москва-Ленинград, 1926 г. С.435. 

5.Гаврилов Л. Первые комиссары Советской власти в действующей армии//Военно-исторический журнал. №11. М., 1974 г. С.73. 

6.Троцкий Л.Д. Наше военное строительство и военные фронты. Доклад на VII Всероссийском Съезде Советов Рабочих, Крестьянских, Красноармейских и Трудовых Казачьих Депутатов 7 декабря 1919 г. Сочинения. Том 17. Часть 2. Москва-Ленинград, 1926 г. С.456.

7.Сокращенно – Главпур//Советский воин. №9. М., 1989 г. С.2.

8.Сокращенно – Главпур//Советский воин. №9. М., 1989 г. С.3. 

9.Соколов В. КПСС о морально-политической и психологической подготовке войск в годы Великой Отечественной войны//Военно-исторический журнал. №3. М., 1975 г. С.9.

10.КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Документы 1917-1964. М., 1967 г. С.305-307.

11.Сокращенно – Главпур//Советский воин. №9. М., 1989 г. С.4. 

12.Мухин Ю. Уроки Великой Отечественной. М., 2010 г. С.381.

13..«Холодная война» — термин, обозначающий состояние военно-политической конфронтации государств и групп государств, при которой ведется гонка вооружений, применяются экономические меры давления (эмбарго, блокада экономическая и т. п.), осуществляется организация военно-статегических плацдармов и баз. «Холодная война» возникла вскоре после 2-й мировой войны. «Холодная война» была прекращена во 2-й пол. 80-х — нач. 90-х гг. главным образом в связи с преобразованиями во многих странах бывшей социалистической системы. 

14.Шавров И. Локальные войны и их место в стратегии империализма//Военно-исторический журнал. №3. М., 1975 г. С.64. 

15.Образцов И.В. Этап возрождения и институционализации военной социологии//Журнал социологии и социальной антропологии. Том 1. Вып. 3 1998 г. (http://socio.rin.ru/cgi-bin/article.pl?id=815&page=1).

16.Советская военная энциклопедия. Под ред. Н.Н.Гусева. Том 2. М., 1977 г. С.257-258. 

17.Образцов И.В. Этап возрождения и институционализации военной социологии//Журнал социологии и социальной антропологии. Том 1. Вып. 3 1998 г. (http://socio.rin.ru/cgi-bin/article.pl?id=815&page=1).

18.Советская военная энциклопедия. Под ред. Н.Н.Гусева. Том 2. М., 1977 г. С.257-258.