Учебный отдел Симферопольского ВВПСУ

Учебный отдел Симферопольского ВВПСУ

Без сомнения, учебный отдел являлся самым важным органом управления Училища, который возглавляли полковники Шулев Валентин Федорович, Коротаев Василий Митрофанович, Савельев Владимир Петрович, Прокофьев Владимир Анатольевич, отмеченными за свой труд правительственными наградами СССР.
В средине 70-х годов впервые в практике ВУЗов СССР учебным отделом, который возглавлял полковник В.Коротаев, было введено семестровое расписание в учебно-воспитательный процесс. Этот опыт получил широкое распространение среди ВВУЗов.
В разработке нововведений активное участие приняли офицеры учебного отдела подполковник Л.Лыков, майор Б.Земляков и др. Не менее масштабным проектом учебного отдела стала разработка структурно-логической схемы и сетевого графика учебного процесса, обеспечивающих логическую связь всех тем и курсов между собой, который был выполнен подполковником М.Дых, при активном участии офицеров А.Гаранжина, А.Королева и др.

53

Офицеры и прапорщики учебного отдела
1-й ряд полковник Г.Прилуцкий, подполковник В.Сизов, подполковник Н.Бухтий, прапорщик П.Мухов, полковник В.Савельев, подполковник В.Кубрак, полковник В.Горбатюк, капитан В.Маськов.
2-й ряд майор А.Волков, майор П.Дубов, прапорщик В.Мельничук, майор В.Бисык

Эти инновации получили высокую оценку на совещании руководящего состава военно-политических училищ в г.Свердловске и были рекомендованы к внедрению всем ВПУ.
Вместе с тем, становление учебного отдела было весьма проблематично. Первому его начальнику — активному участнику ВОВ, боевому саперу, отмеченному боевыми наградами (а известная армейская мудрость утверждает, что сапер ошибается один раз в жизни) полковнику В.Шулеву пришлось вести нелегкую войну на два фронта: с одной стороны атаковали «общественники» (блок общественно-политических дисциплин, программы которых «спускались» сверху, конкретно – из ГлавПУра СА и ВМФ и им отдавалось 50% учебного времени), а с другой стороны – основной заказчик будущих выпускников – заместитель Министра обороны по строительству и расквартированию войск, желающий видеть в выпускниках Училища инженеров-строителей.

52

Преподаватель кафедры партийно-политической работы подполковник А.Полторацкий, офицеры учебного отдела подполковники В.Кубрак, В.Звягельский и замполит батальона подполковник Н.Шабловский
В тоже время, гармоничного консенсуса в сбалансированности гуманитарных, военных и военно-специальных дисциплин так и не было достигнуто. В диплом выпускника высшего военно-политического строительного Училища вписывалась вторая специальность «учитель истории», хотя совершенно справедливо (по программам военно-специальных дисциплин) надо было бы выдавать отдельный диплом или свидетельство (не столь значимо как это называть) техника-строителя. Ведь «учительские» знания курсанты получали лишь в ходе изучения курса «Военная педагогика и психология» объемом менее 200 часов, а педагогической практики учебный план не предусматривал вообще. Хотя по военно-специальным дисциплинам были и производственное обучение (практическая работа на стройплощадках) и две войсковые стажировки в военно-строительных или железнодорожных подразделениях.
Первоначальный состав учебного отдела сосредоточился на том, чтобы не уменьшить учебное время на военно-специальные дисциплины, а оптимизировать их учебные программы, где видное место отводилось расчетно-графическим упражнениям, практическим занятиям в лаборатории строительных материалов и конструкций. Хорошо это или плохо, судить трудно. Но процесс шел непрерывно и последовательно.
Именно этим активно, настойчиво и целеустремленно занимались все последующие начальники учебного отдела и его ведущие специалисты. Так, учебные планы перерабатывались более 10 раз. Поэтому в этих условиях необходимо было сохранить преемственность, традиции и позитивные тенденции. Учебный отдел, определявший стратегию развития, старался сделать это максимально эффективно и во многом не безуспешно.
В тоже время, количество расчетно-графических упражнений и их объем были значительно сокращены, уменьшено количество лабораторных экспериментов и т.д. Зато они стали более емкими, насыщенными практическими результатами.
Вместе с тем, каждая кафедра и предметно-методическая комиссия стремились «захватить» себе максимальное количество учебных часов, даже иногда шла внутрикафедральная борьба. Поэтому офицерам учебного отдела приходилось дипломатично выполнять роль арбитров, постепенно подводя руководителей кафедр к компромиссному консенсусу, хотя в это многие сейчас верят с трудом. Обращает на себя внимание тот факт, что даже с организацией кафедры ЖДВ не был увеличен общий объем учебного времени.
Основные усилия офицеров учебного отдела, среди которых: М.Дых, Б.Земляков, Г.Прилуцкий, С.Сусол, В.Горбатюк, Е.Солдатов. В.Манжосов, Н.Бухтий, А.Королев, В.Звягельский, Ф.Лузан, В.Кубрак, Н.Окунев, П.Дубов и многие другие, сосредотачивались на четкой организации, управлении учебным процессом, а также обеспечении его всем необходимым для повышения эффективности и качества, достижения положительных результатов в подготовке офицеров-политработников для ВСЧ и ЖДВ.
Учебный отдел непосредственно отвечал за развитие редакционно-издательской работы и создание собственной полиграфической базы. Закономерным стало появление в его штате – заместителя начальника учебного отдела по редакционно-издательской работе. Первым на эту должность был назначен молодой журналист, капитан В.Меньшиков, в последствии ставший к.и.н., доцентом, полковником. Он начал реконструкцию типографии, где работало три штатных сотрудника, но все довести до конца он не успел.
Эту задачу пришлось решать, его сменщику — майору Г.Прилуцкому, к этому времени, уже прошедшему более чем 10-летнюю школу газетчика дивизионного масштаба, который организовал вовлечение в систему редакционно-издательской работы начальников кафедр, председателей предметно-методических комиссий, ведущих методистов. Под его руководством проводился постоянно действующий семинар нештатных редакторов.
В новом помещении типографии площадью 768 кв. метров, которое было введено в эксплуатацию в августе 1989 г., была размещена достаточно современная, полиграфическая техника высокой и офсетной печати и, на тот час, не имела аналогов среди типографий военных округов СССР.
В связи с этим генерал-майором П.Карпенко была утверждена концепция борьбы за повышение качества подготовки офицеров-политработников, где значительная роль отводилась созданию учебных, учебно-методических пособий и рекомендаций в соответствии с учебными программами.
Именно в эти годы были выпущены такие уникальные издания, как учебники: «Партийно-политическая работа в ВСЧ» (был издан впервые за годы существования этих воинских формирований), «Технология и организация военно-строительных работ», «Экономика военного строительства».
Также авторским коллективом Училища (в основном кафедрой партийно-политической работы) было подготовлено к выпуску пособие «Материалы для политических занятий с военными строителями», которое в 1987 г. Воениздат напечатал 50-тысячным тиражом (впервые в СССР).
Учебно-методические пособия по основным дисциплинам были подготовлены ведущими преподавателями кафедр в абсолютно оригинальном виде и каждое из них включало: тематический план курса, методические рекомендации к каждой теме, планы семинарских и практических занятий с рекомендациями к ним, списки рекомендованной литературы, в т.ч. и художественной.
Новые тенденции в учебно-воспитательном процессе СВВПСУ получили высокую оценку со стороны заместителя начальника ГлавПУра СА и ВМФ генерал-полковника Д.Волкогонова на совещании руководящего состава ВВПУ, проходившего в 1986 г. на базе нашего Училища.
Ежегодно типография Училища (технический редактор Т.Карпова) издавала около 50 номеров многотиражной газеты «Боец партии», от 28 до 33 наименований учебной, учебно-методической и научно-популярной литературы.
Вместе с тем, учебный отдел играл определяющую роль в обустройстве учебного центра «Перевальное», а затем и стрельбища «Заречное».
В связи с этим следует отметить добросовестность и старательность офицеров А.Волкова, П.Короткова, В.Бисыка, В.Масановца, В.Маськова, прапорщиков, служащих СА: П.Моисеенкова, Н.Резниченко, Э.Пономаревой, П.Пашинского, П.Муху, Г.Хрулевой, Н.Шкляевой, З.Илюхиной и др.
Не менее важным направлением деятельности учебного отдела была организация научной, научно-исследовательской, опытно-экспериментальной, изобретательской работы и внедрения их результатов в жизнь, за которое отвечал старший помощник начальника учебного отдела майор В.Манжосов.
Успешно была организована работа военно-научного общества курсантов, члены которого занимали призовые места на Крымских и международных конференциях, были их лауреатами, в т.ч. по иностранному языку.
Вместе с тем, удалось создать достаточно структурированную систему вовлечения преподавательского состава в научно-исследовательскую работу (НИР) по написанию и защите диссертаций, монографий и т.п.
В штат учебного отдела была введена должность заместителя начальника по научной работе, на которую был назначен опытный политработник и преподаватель, журналист по образованию подполковник А.Лысенко. Затем его сменил аналитически мыслящий педагог подполковник В.Бороденко (оба потом стали полковниками), а затем в 1992 г.. подполковник В.Русановский.
Руководство Училища не только морально поощряло преподавателей к НИР, а стремилось направить их в ученые советы тех ВУЗов, где они были закреплены как адъюнкты или соискатели, оказывало существенную помощь в публикации результатов их исследований, хотя официально это было запрещено приказом МО СССР «Об организации издательской деятельности в ВС СССР».
По приблизительным данным, за годы деятельности Училища число преподавателей, которые защитили диссертации и получили ученую степень докторов и кандидатов наук составило — 67 человек (из них доктор философских наук Д.Берестовская, которая закончила целевую адъюнктуру ВПА им.В.Ленина, доктор технических наук полковник В.Стоянов), а ряд из них защитили кандидатские и докторские диссертации уже после расформирования СВВПСУ.
Специфика деятельности Училища обусловила выбор направлений научных исследований. Так, комплексную тему по расчету оптимальности путей эвакуации личного состава на морских судах стали разрабатывать преподаватели кафедры воинских зданий и сооружений (два из них: полковники В.Аносов и Н.Тараненко стали кандидатами технических наук). А в конце 80-х годов, благодаря усилиям к.т.н. доцента полковника В.Стоянова и к.т.н. полковника Н.Глухенко, в училище уже появились хоздоговорные научные исследования.
Ряд офицеров кафедры тактики защитили кандидатские диссертации. Так, полковник О.Киприянов выбрал тему исследования: «Оборона мотострелковой дивизии морского побережья», а полковник Б.Демин «Защита мотострелкового полка от ОМП при обороне морского побережья».
Совместно с другими ВУЗами Крыма и его производственными предприятиями в 58-м военном городке была оборудована научно-исследовательская лаборатория.
Среди изобретателей Училища старший преподаватель кафедры партийно-политической работы подполковник-инженер Б.Зверев в 1972 г. получил звание «Заслуженный рационализатор УССР». А самыми активными рационализаторами были: полковник Б.Кочегаров, подполковники В.Зиньковский, П.Коротков, майоры В.Масановец, Б.Макрушев и др. Ряд изобретений курсантов был удостоен медали ВДНХ. Среди них изобретения курсантов А.Пономарева, Г.Данилина, В.Сумцова и др.
В июле 1989 г. в Училище была создана лаборатория вычислительной техники (ЛВТ), которая подчинялась напрямую учебному отделу. Ее возглавил подполковник О.Цивилюк. В штате лаборатории были сотрудники: майор В.Тызунь, служашие СА: Т.Лыкова, С.Заикина, Л.Молчанова.
Лаборатория была оснащена классом персональных ЭВМ на базе персональных компьютеров ЕС1841 и диалогового вычислительного комплекса ДВК-2, ДВК-3 и терминальным классом на базе управляющего вычислительного комплекса (УВК) СМ-1420.
Ее основная задача заключалась в обеспечении бесперебойной работы компьютер-ной техники в процессе проведения занятий с курсантами, разработке учебных программ в интересах учебного процесса кафедр и подразделений Училища.
Занятия с курсантами по курсу «Основы информатики и вычислительной техники» проводили преподаватели кафедры «Организации экономики военно-строительных работ» подполковники С.Угольников, А.Ануфриенко, А.Сназин и служащая СА Н.Калугина. С сентября 1994 года, начальником ЛВТ был назначен майор В.Тызунь.


 

Из воспоминаний сотрудников учебного отдела
Полковник В.Савельев: «… Полноценной, фронтальной инспекторской проверке училище подвергалось лишь однажды – весной 1979 года. В ходе ее один из инспекторов обнаружил, что на 3 курсе одной из полурот тогдашних выпускников по неизвестным причинам не была прочитана одна лекция по курсу истории КПСС. Скорее всего это была оплошность преподавателя не внесшего соответствующую запись в журнал, но вопрос встал настолько остро, что эти 2 взвода не допускались к Государственным экзаменам, а, следовательно, и не выпускались из училища, как не выполнившие учебный план училища и программу обучения.
Я уже не помню каким образом разрешилась эта проблема (курсанты все таки стали лейтенантами), но юридически в военно-учебном заведении невозможно найти 1,5 часа свободного времени курсанта без ущемления его прав. Ведь жизнь вуза идет по распорядку дня, утвержденному приказом начальника училища в соответствии с Уставом внутренней службы Вооруженных Сил СССР, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР.
Вот так было. А в нынешних академиях и университетах учреждаются не только пятидневки (это санкционировано верхами), а и четырех-, трехдневки. Как теперь выполняются учебные планы и программы обучения одному Богу известно, а наиболее понятно — работодателям современных выпускников».
Полковник В.Горбатюк: «…По конкурсу мы приняли на кафедру политэкономии молодого преподавателя, имевшего опыт преподавательской работы в университете. Прошло какое-то время и начальник кафедры подполковник М.И.Мельник пожаловался, что более старшие по возрасту члены кафедры не найдут общего языка с вновь принятой коллегой.
Оказалось, весь конфликт заключался в том, что эта молодая женщина пришла на занятия к курсантам в джинсах. Вот те на! Парадоксально, но в то время весь мир, в том числе и наша страна, облачился в джинсы.
Выдались свободные пара часов и заглянул я к этой молодой и уважаемой особе на лекцию. До сих пор помню тему: «Капитал и прибавочная стоимость». Если не ошибаюсь в аудитории находилась целая рота курсантов второго курса.
И вот преподаватель взяла в руки мел, подошла к доске и два академчаса вела убедительный разговор по теме, приводя множество интересных фактов и убедительных примеров. Видели бы вы с каким волнением слушали курсанты эту лекцию. Прежде, чем выполнить миссию по обсуждению на кафедре прошедшей лекции, я спросил у преподавателя: «Откуда такие познания по теме», на что она ответила, что длительное время готовилась к занятию, перечитала массу зарубежной литературы, многое другое. Единственное что, я сказал на кафедре: «Спасибо Вам за великолепно прочитанную лекцию». И вопрос конфликта между преподавателями был снят.
Вот так бывает, что один яркий, впечатляющий пример офицера учебного отдела снимал напряженность в других коллективах училища.
По долгу службы, а точнее по приказу начальника училища, я был председателем экзаменационной комиссии для абитуриентов. О «перлах» письменного экзамена по русскому языку и литературе можно составить книгу не меньшего объема этой. Но я скажу о другом.
Не секрет, что в Советском Союзе поступление в высшее учебное заведение отмечалось отдельной строкой в семейном бюджете и взаимоотношениях с родными, близкими и их знакомыми: средние баллы аттестатов, оценки экзаменов и т.п. А в конечном счете все соединяется в решениях экзаменационной комиссии. И ко мне обращались очень многие с просьбами поддержать их талантливого отпрыска или «служивые училища», рекомендующие конкретных соискателей воинского звания «курсант».
Как-то обратился начальник политотдела со списком более 10 человек «крайне нужных для процветания училища». Я не особист, не прокурор, чтобы проверять эту нужность отнесся к этому, так сказать, по-служебному. И этим нажил себе врага в его лице.
А вот с Б.Самсоновым, бывшим в то время Председателем Совета Министров Крыма куръез вышел. Его сын в моем присутствии на экзамене по истории получил «неуд», имел неосторожность задавать вопрос о толковании какого-то положения одной из ленинских работ, вступил в дискуссию с преподавателями и у них «сработал» стереотип, поскольку абитуриента не обнаружили среди «меченых».
Оказалось, что папа хорошо знал сына, одобрял его выбор, верил в его подготовку (он был отличником в школе) и не обращался ни к каким «доброжелателям» по поводу поступления сына.
Изучив все обстоятельства, командование училища приняло решение и он стал курсантом, а потом учился так, что закончил училище с золотой медалью и был занесен на Доску почета училища.
Полковник Г.Прилуцкий: «…Собственно я встречался с курсантом с глазу на глаз 2 раза за время его обучения. Первый раз в учебном центре при сдаче абитуриентом экзамена по русскому языку и литературе, второй раз при вручении уже лейтенанту диплома.
Первая встреча будничная, может волнительная для абитуриента, а для меня привычная, рабочая, хотя всякий раз в тайне надеялся, что встретится талантливый в области литературы человек. Однажды он встретился. Это — Владимир Пасечник. Он потом был очень активным военкором «Бойца партии», многотиражной газеты училища, а в процессе службы вообще перешел на работу в газету железнодорожной бригады ЛенВО, а затем стал редактором газеты железнодорожной бригады Киевского военного округа и членом Союза журналистов Украины.
Более 11 лет я был секретарем совета училища, который является высшим органом методического руководства учебно-воспитательным процессом. Его заседания проводятся не менее одного раза в месяц, а дело с его материалами вне очереди изучается каждой проверочной комиссией.
Часто приходилось готовить доклады и проекты решений по ним для начальника училища. Естественно, иногда я просил, чтобы он высказал свои мысли по проблеме. Но ответ был четким: ты хочешь, чтобы у начальника не было своих мыслей?
А между тем, подводя итоги обсуждения вопроса, аккуратно повторял все пункты предложенного проекта решения, который уже роздан на руки членам совета.
С деятельностью совета связано немало эпизодов, когда начальник училища во вступительном слове и в первом абзаце далее описанного в докладе эпизода, разряжался всеми эмоциями, а когда в докладе подходила речь до всестороннего его анализау, у него уже не было чего сказать. Это мне надоело. Однажды я ему сказал:
— Вы хоть прочитайте доклад до выхода на трибуну совета.
Ответ был поразителен:
— Я читать умею, научитесь писать так как я читаю.
Эти фрагменты связаны с разными начальниками училища и я не называю их имена. Но они отражают характер наших отношений и степень взаимного доверия.
Кстати, самый неординарный начальник училища генерал-майор Юрий Яковлевич Гудимов никогда меня не называл иначе чем по имени-отчеству, даже тогда, когда на колене (как Ленин в Разливе) под трансформаторной будкой двора управления писал мне письменный приказ, чтобы я что-то выполнил, что руководящими документом МО было запрещено.
Приказ не состоялся (не зарегистрирован). Распоряжение не выполнено.
Когда-то, в 1972 году центральный орган Министерства Обороны СССР газета «Красная Звезда» опубликовала реплику своего посткора по ЗабВО Г.Кашубы «Поздравление с оттеночком», в которой шла речь о неправомерной (даже неправоправной) загрузке редакции и типографии газеты «Защитник Родины» дивизии, в который якобы (по утверждению первого секретаря ЦК ВЛКСМ Е.Тяжельникова) служил политкуком Л.И.Брежнев. Редактором этой газеты был Ваш покорный слуга (собственно это и сделано было по моей просьбе). В последующие 2 года я очень редко получал поощрения от командования, хотя ранее они сыпались как из рога изобилия.
Но речь не об этом. Вступив в должность зам.начальника учебного отдела по редакционно-издательской работе я столкнулся с этой же проблемой: все начальники или влиятельные служивые училища и их друзья хотят «печатным образом» поздравить своих вышестоящих «доброжелателей» приветственным адресом, да еще и с позолотой. А это категорически запрещалось приказом Министра оборона СССР о редакционно-издательской деятельности в ВС СССР. Сначала я что-то делал а потом сказал, чтобы эти «заказчики» приходили с текстом поздравления и резолюцией моего начальника, которому я показал соответствующий пункт Положения о редакционно-издательской деятельности в ВС СССР.
Приходит зам.начальника политотдела с устным распоряжением начальника политотдела об изготовлении приветственного адреса начальнику кафедры в связи с его 50-летием. Я ему объясняю: составьте текст приветствия, зайдите к начальнику училища или начальнику учебного отдела, которые наложат на него соответствующую резолюцию, завизируйте его у военного цензора, а потом ко мне. Я организую выполнение приказа себе.
Какой разгорелся сыр-бор! И сейчас трудно вспомнить. Ведь тогда даже мысли нельзя было допустить о каких-либо рекомендациях политотделу, кроме оных от Центрального Комитета КПСС. Тут же перевели, что изготовление адреса является партийным поручением мне, на что ответил: поздравление человека, его чествование является делом политическим , следовательно политического отдела, а техническое исполнение адреса я обеспечу.
За эту «непокорность» политотделу я пострадал дважды: ни за что получил выговор по партийной линии и настоятельную просьбу в верхи об ускорнии моего увольнения из ВС СССР.
Другое дело было со старшим помощником начальника учебного отдела по снабжению подполковником Бухтием Н.Г.
Пришел он ко мне с просьбой изготовить адрес начальнику отдела снабжения какой-то центральной базы аппарата зам.министра обороны по строительству и расквартированию войск, которая в общем-то много хорошего делала для училища (советская система лимитов и распределений), в связи с 50-летием. Естественно, начальницкое решение имелось, но текста не было. Как сейчас помню, что фамилия ее была Богиня.
Я предложил Николаю Григорьевичу составить текст. Не помню точно, но не меньше часа на листе бумаги были начертаны только слова: «Уважаемая (имярек)», а дальше дело не двигалось. Посмотрев на усыпанную бисером пота солидную лысину офицера и его «муки творчества», я предложил «взятку»: пока сходишь в спецмагазин (тогда горячительное продавалось только в оных как сейчас говорят «супермаркетах») будет тебе текст адреса.
Он так и сделал. Скажу прямо, что адрес был воспринят на «Ура!», в нем не было ни намека на возраст юбилярши, а лишь восхищение красотой и благородством, высоким пониманием нужд и чаяний «жаждущих и страждущих», их огромной признательности и глубокой благодарности за ее неустанную заботу. Богиня была довольна.
Хотя я не один год прослужил в учебном отделе и много разных неординарных ситуаций было за это время, но я хочу все же вспомнить наиболее яркие эпизоды об училище, связанные с «юностью в курсантских погонах».
Весной 1968 года наш курс вывели в учебный центр «Перевальное», где отрабатывались главным образом вопросы полевой выучки курсантов: тактика, инженерная подготовка, защита от оружия массового поражения и т.п.
И вдруг поступает распоряжение: сформировать роту почетного караула в составе 3-х видов вооруженных сил: сухопутные войска, авиация и моряки по взводу. Разумеется, параметры отбора были спущены сверху, но каждый курсант горел желанием встать в этот почетный строй, хоть и не осознавал тернистости этого пути. Наш ротный поэт Игорь Кулешов даже стихи по этому поводу написал, где была такая строка: «Если б я был повыше ростом, то пошел бы Насера встречать».
В это время планировался визит в СССР президента Объединенной Арабской Республики Египет Гамаль Абдель Насера (кстати, Героя Советского Союза по велению Н.С.Хрущева) с заездом в Крым. А поскольку местный гарнизон не имел штатного подразделения для оказания почестей VIP-лицам, вменили эту обязанность командованию училища. И мы более 2-х недель ежедневно по 10 часов «утрамбовывали» плац, отрабатывая строевые стойку, выправку, шаг и пр., и пр.
Отработали, но показать их не представилось возможности Г.А.Насер в Крым не прилетел. Зато эта выучка очень понадобилась нам в дальнейшей службе».