Э.Васильев Нас закаляла жизнь

Э.Васильев
Нас закаляла жизнь

Родился в деревне Большие Яуши Вурнарского района Чувашии. Окончил Симферопольское ВВПСУ. В январе1987 года направлен на космодром Байконур и назначен заместителем начальника ПО Главного специального управления по наземным стартовым сооружениям. С ноября 1989 года по октябрь 1991 года служил начальником ПО 1164 Управления инженерных работ, 95 пл. космодрома.
Награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени — за заслуги в создании и проведении испытаний многоразовой космической станции «Энергия -Буран» и десятью медалями.
«Отличник военного строительства». В настоящее время работает в Компании «Северсталь».

855Честно говоря, я не собирался взяться за перо, чтобы описать биографические эпизоды из своей жизни. Думал, кому это интересно, ведь они — капля в море в истории и событиях страны, хотя к некоторым из этих немаловажных событий имел определенное отношение. Поводом послужили два побудительных мотива. Первый — предстоящий полувековой юбилей создания космодрома Байконур, по поводу которого ко мне обратились из Совета ветеранов с просьбой поделиться своими воспоминаниями и впечатлениями. Второй мотив — встреча с земляком и коллегой, можно сказать, братом по оружию подполковником Г.А.Викторовым. Уроженец деревни Анаткас-Марги Чебоксарского района Чувашии, чело¬век, сделавший свою судьбу, ветеран Военно-космических сил, Геннадий Александрович и сегодня активно участвует в общественной жизни чувашской диаспоры в Москве. С достойным уважения настойчивостью и последовательностью Геннадий Александрович убедил меня написать о своих впечатлениях, о Чувашии, о службе, о тех событиях, в которых пришлось принимать участие. Должен сказать, что он прав. Ведь из ложной скромности мы или теряем, или не приобретаем многое. Например, мы неплохо знаем историю крупных городов, биографии и заслуги десятка знаменитых людей страны, нашего род¬ного Чувашского края. Но мало или почти ничего не знаем об истории деревень, где родились и выросли, не знаем биографии и заслуги людей, которые вышли из этих деревень. Знаем, когда родились и чем занимались родители, хуже знаем о бабушках и дедушках, совершенно не представляем, кем были и чем занимались наши прадедушки и прабабушки, т. е. ведем себя как «иваны, не по¬мнящие родства».
Только благодаря небольшой брошюре следопыта-эн¬тузиаста Владимира Ивановича Толстова, учителя-пенсионера местной средней школы, я узнал об истории моей родной деревни Большие Яуши Вурнарского района, узнал о ее людях.
Оказывается, первое упоминание о моей деревне относится к 1588 году. По легенде, основал ее человек по имени «Яваш». Впоследствии его сыновья, отделившись, основали близлежащие деревни: Ойкас Яуши, Синьял Яуши, Малые Яуши (Кёсён Кипек). Первую четырехклассную церковно-приходскую школу открыли в деревне в 1893 году. Первым учителем в ней был Григорий Никитович Никитин. К тому времени в деревне насчитывалось 170 хозяйств, 1134 душ, а в школу ходили 20 детей. Видимо, на благородной земле обосновалась моя деревня. Ведь за прошедшие годы исчезли с лица земли многие деревни, даже подмосковные, а она, родная, не потеряла ни единого двора и имеет в настоящее время 252 хозяйства. Тревожно только то, что уменьшается количество населения (на 1 января 2005 года в деревне насчитывалось 705 человек). Многие уходят из жизни в расцвете сил.
Бывшая когда-то начальной, школа стала восьмилетней, а потом средней и дает полноценное образование тем 175-и детям, которые сегодня сидят за партой. В школе работает прекрасный, любящий своё дело коллектив педагогов, который возглавляет директор школы Сергей Петрович Ильин.
С Геннадием Александровичем Викторовым биографии наши так же схожи, как схожи они у большинства мальчишек из чувашских деревень в первую послевоенную десятилетку. Наши родители одного года рождения — 1924. Отец Геннадия Александр Викторович Викто¬ров, будучи военным моряком, противостоял японским са¬мураям на Дальнем Востоке. Мой же отец Василий Платонович громил германских фашистов на Западном фронте в составе 63-й Витебской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии, вернулся с войны в звании сержанта, с боевыми наградами и благодарностью Верховного главнокомандующего, но весь израненный. Я, будучи ребенком, помню глубокий шрам на его руке от плеча до локтя, и эти раны всегда давали ему чувство¬вать изменения погоды. Работал бригадиром в колхозе. Удостоился чести быть участником ВДНХ — тогда эту честь надо было заслужить.
Мать, Нина Арсентьевна, в войну работала на ферме и в поле, а после возвращения отца с фронта перешла в полеводческую бригаду. С выходом на пенсию ей присвоили заслуженное звание «Почетная колхозни¬ца». Работали родители от зари до зари, и нас, сыновей, приучали к труду с малолетства.
Братья выбрали верный жизненный путь. Иван, от¬служив срочную службу в ракетных войсках, работал в колхозе им. В.И.Ульянова, числился на хорошем счету. К сожалению, он внезапно умер в расцвете сил. Оста¬лись два сына и дочь. Алексей окончил Чувашский сельскохозяйственный институт, работает инженером-энергетиком в Вурнарах, у него сын и две дочери, на сегодня он — четырежды дед; Анатолий окончил Чувашский государственный университет, инженер-энергетик, в настоящее время живет в Чебоксарах, работает начальником цеха на заводе, с супругой Валентиной вырастили двух прекрасных сыновей.
Дальше — обычная биография, как и у сотен детей того времени. Первый класс, первая учительница — Валентина Михайловна Аршуткина, добрая и заботливая, но бывала и строгой, не терпела лени и баловства. Потом был прием в пионеры, член совета пионерской дружины, редактор классной стенной газеты, барабанщик, знаменосец. С благодарностью вспоминаю старшую пионервожатую Елену Зиновьевну Толстову (она, учительница чувашского языка и литературы, выполняла эту обязанность на общественных началах), классного руководителя Георгия Захаровича Захарова. Первые навыки об¬щественной работы, которые потом мне очень пригодились в жизни, я получил благодаря им. Окончил Больше-Яушскую восьмилетнюю школу, затем три года подряд ежедневно в любую погоду преодолевали пешком пяти¬километровую дистанцию до Мало-Яушской средней школы и обратно. Приобретали не только знания, но и хорошую физическую закалку.
Окончил 11 классов Мало-Яушской средней школы в 1964 году. Учителя душу вкладывали в наше обуче¬ние. Навсегда остались в памяти Анатолий Кузьмич Кузьмин — учитель русского языка и литературы, Полина Николаевна Макарова — учитель географии, Вячеслав Пантелеймонович Тихонов — учитель истории и обществоведения, Аркадий Иванович Смирнов — учитель физкультуры.
Мы, мальчишки, больше тянулись к точным наукам — математике, физике, которые нам преподавали асы в своем деле Алексей Маркович Курсов и Вячеслав Афа¬насьевич Иванов — наш классный руководитель. Вячеслав Афанасьевич имел особый талант вызывать у своих учеников заинтересованность во всем и пробуждать дух соперничества. У нас было две редколлегии стенной газе¬ты: в одной ее оформлял Петя Тимо¬феев, в дру¬гой — я. Каждый из нас старался сделать газету красоч¬нее и содержательнее. Бывало, оставались после уроков допоздна, хотя после того, как газета уже была готова, до дома приходилось топать пешком. Газета наша по инициативе классного руководителя носила название «Ракета» и соответствовала духу времени. Это были годы на¬чала активного освоения космического пространства, по¬летов ракет в космос. Тогда, возможно, в детских умах и зарождались мысли быть ближе к ракетам. Прошло уже четыре десятка лет, и мы на очередных встречах выпускников шестьдесят четвертого года рассматриваем эти газеты, которые бережно сохранил патриот школы Аркадий Иванович Смирнов, удивляемся остроте и тонкости детского творчества, которые тогда проявляли.
Вспоминается другой эпизод, связанный с преподава¬телем математики A.M.Курсовым и народными приме¬тами. Однажды, торопясь, как всегда, утром в школу, я заметил, что дорогу мне перебежала кошка — значит, к несчастью. Понятно, какое несчастье может ожидать уче¬ника в школе — минимум «двойка». Первым уроком в тот день была геометрия. Алексей Маркович очень строго от¬носился к усвояемости своего предмета. Мы даже поба¬ивались его. Раскрыв классный журнал, учитель матема¬тики остановился на моей фамилии, вызвал к доске. Надо было доказывать какую-то сложную теорему. А в моей голове крутится растерянность вперемешку с «народной приметой». Думаю, отвечай не отвечай, все равно «двой¬ка». Алексей Маркович задает наводящий вопрос, я от¬вечаю, задает другой, тоже отвечаю. И как-то непринужденно преподаватель втягивает меня в доказательство теоремы. В конце объявляет: «Молодец, оценка «отлично». Почему я запомнил этот эпизод? Потому что впоследствии он сыграл в моей жизни очень большую роль. Во-первых, я перестал верить в приметы, которые, как известно, давят на психику человека; во-вторых, с того дня я полюбил геометрию, учил ее с увлечением, ведь умение логично доказывать свою точку зрения в жизни многое значит.
Присуждая высшую оценку профессиональному мастерству любого специалиста, как правило, применяют выражение «от Бога». Так вот, мои учителя — это педагоги от Бога. Благодаря им, мы получили полное всестороннее общее и, я бы сказал, твердое образование. Эти знания мне очень помогли при поступлении в Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище, когда на вступительных экзаменах набрал по 4 предметам 19 баллов и стал первым в списке мандатной комиссии. Это было уже через 7 лет после окончания школы.
Хочу отметить, что все мои одноклассники и по Больше-Яушской и по Мало-Яушской школам достойно прожили активную часть жизни (думаю, что термин «прожили» здесь уместен, потому что все мы уже близки к пенсионному возрасту и дай бог каждому доброго здоровья на долгие годы). Людмила Матвеева стала учительницей, преподавала в начальных классах в родной деревне; Нина Илларионова — учитель физики в Ораушской средней школе Вурнарского района; Иван Иванов — преподавал математику в родной школе в Малых Яушах; Вера Тимофеева работает учителем математики в средней школе № 1 в Вурнарах, она удостоена звания «Заслуженный учитель Чувашской Республики», признана учителем высшей категории; Людмила Иванова — преподаватель математики, работала в школе в деревне Ямашево Канашского района; Денис Елизаров — директор средней школы № 2 в Ибресях, почетный работник общего образования Российской Федерации, в 2000 году он представлял Чувашскую Республику во Всероссийском совещании работников образования в Кремле, в январе 2005 года ему присвоено звание «Заслуженный учитель Чувашской Республики»; Петр Тимофеев стал военным инженером,майор запаса; Василий Амаков работал механизатором в родной деревне, неоднократно поощрялся за ударный труд; Павел Макаров числился одним из лучших специалистов на заводе «Фрезер» в г. Москва. Да и другие — кто в сельском хозяйстве, кто в промышленности, кто на строительстве, кто, в научных учреждениях – трудились на совесть.
…Геннадий Александрович сразу после окончания средней школы стал студентом. Я не смог стать им по определенным причинам, хотя очень хотел поступить на инженерный факультет вуза. Старшее поколение помнит, что семидесятые годы были годами великих строек, активно¬го развития химической науки и промышленности. Под Чебоксарами начали строить крупный химический комбинат. И мы, в выпускном классе, вдохновленные комсомольс¬ким энтузиазмом, приняли решение — после окончания школы всем классом поедем на строительство Новочебок¬сарского химкомбината. Правда, когда наступило время, многие под разными предлогами отказались от поездки, но я не привык отступать от принятого решения. Мы, группа мальчишек и девчонок, стали строителями ударной комсомольско-молодежной стройки. Об этом сейчас нисколько не жалею, т.к. получил там очень хорошую рабочую закалку, познал психологию рабочего класса. На строй¬ке, в учебном комбинате треста «Центрэнергомонтаж», окончил курсы слесарей-монтажников высотников и в со¬ставе бригады был откомандирован для производства работ на Рязанский монтажный участок.
Геннадий Александрович рассказывает, как он чуть ли не пешком ходил в Чебоксары на подготовительные курсы высшего учебного заведения. Я же вспомнил, как перед ноябрьскими праздниками, до отправки в г. Рязань, решил поехать в родную деревню — соскучился по мате¬ри и братьям. Пришел рано утром на автовокзал, а там полно народу — мне, мальчишке, не протолкнуться. Решил — дорогу знаю, догонит автобус, сяду и… пошел пеш¬ком. Автобусы, переполненные, догоняли и обгоняли, но меня не сажали. Расстояние более 100 км пришлось прошагать пешком. Когда сошел с шоссе на проселочную дорогу, стало темно, хоть глаза выколи. Почти наощупь преодолел оставшиеся 7 км. Пришел домой. Братья в клубе, на праздничном концерте. Мать накормила меня с дороги и я, не отдохнув, пошел в клуб. Сейчас удивляюсь, откуда бралось столько энергии? Эта «марафонская дистанция» для меня стала очень полезной. Я проверил себя на выносливость, преодолел чувство страха, что очень пригодилось при службе в Армии.
Проработал в Рязани на монтаже энергоблоков ТЭЦ чуть более 8-и месяцев. Летом 1965 года Советским РВК г. Рязань меня призвали на срочную службу и направили в учебную часть под г. Дмитров Московской области. Через год с отличием закончил учебу и получил направ¬ление в часть на должность командира отделения под г. Ковров Владимирской области. На третьем году службы в ожидании увольнения в запас начал готовиться к приемным экзаменам — хотел поступить в Чувашский го¬сударственный университет и получить специальность инженера. Судьба распорядилась иначе. Как и Геннадия Александровича, нас, добросовестных, замечали, нампредлагали, и мы соглашались, т.к. считали, что если пред¬лагают, значит так нужно. А потом изо всех сил стара¬лись оправдать оказанное доверие. Так получилось и сомной. К нам в воинскую часть приехал начальник поли¬тотдела спецчастей Владимирского гарнизона полковник Н. Ершов. В беседе со мной, а тогда я был секретарем комсомольской организации роты и членом комитета ВЛКСМ части, начальник политотдела предложил мне по¬ступить на годичные курсы подготовки офицеров-политработников. Я согласился, так как уже не успевал уво¬литься со службы до начала вступительных экзаменов в университет. Через год окончил курсы, сдал экстерномполный курс среднего военного училища, получил звание «лейтенант». Как отличника учебы и спортсмена меня по распределению направили в Москву. Так вторично сталстроителем, но уже в другой роли — в роли руководителя и воспитателя. Служил добросовестно, рос как професси¬онал, получал очередные звания и должности, уважали иначальники, и сослуживцы, и подчиненные.
Все же основным событием своей жизни считаю службу на космод¬роме Байконур. Здесь моя деятель¬ность опять незримо пересеклась с дея¬тельностью Генна¬дия Александровича Викторова. Мне пришлось обеспечи¬вать строительство и реконструкцию наземных пусковых комплексов на кос¬модроме. Испытатели, в числе которых было немало земляков, запускали ракеты на заданную орбиту, а Геннадий Викторов на измерительном пункте на Дальнем Востоке корректировал их траекторию полета. Началось с того, что осенью 1986 года меня пригласили в Политическое управление Военно-строительных частей, к генерал-лейтенанту Н.С.Коваленко. Побеседовав со мной, Николай Степанович предложил новое место службы — космодром Байконур, где я должен стать заместителем начальника политотдела Главного специального военно-строительного управления. Признаюсь, новое предложе¬ние беспокоило своей неизвестностью и высокой ответ¬ственностью, в то же время вызывало чувство гордости и желание работать. Действительно, понятия «космодром», «летчик-космонавт» для нас еще со школьной скамьи были чем-то сверхъестественными, реальное при¬косновение с которыми считалось высшей мечтой.
Прилетел на Байконур вместе с начальником поли¬тического отдела В.А.Хреновым. Владимир Алексеевич долгое время прослужил на Байконуре, хорошо знал нетолько личный состав Стройки, но и разработчиков ра¬кетно-космических систем, испытателей, администрацию и общественность космодрома, поддерживал с ними де¬ловые отношения. При подлете я с интересом наблюдал из иллюминатора самолета за бескрайней пустыней, припорошенной снегом. Когда над местом приземления самолет заложил крутой вираж и «встал» на крыло, уга¬дывались улицы, дома, снующие автомашины. Призем¬лились на аэродроме, получившем название «Крайний». Перед моим взором встал город, который выглядел стан¬дартно, внешне не блистал и, после Москвы, казался тихим и замкнутым, ушедшим в себя. Но я душой пони¬мал: здесь живут те, кто запускает в космос корабли, здесь мне надо пожить, прислушаться, приглядеться, чтобы понять, почему это место широко известно на планете. Вспомнились слова Виталия Севастьянова, совершившего 1-18 июня 1970 года космический полет в качестве бортинженера на корабле «Союз-9», командиром которого был наш легендарный земляк Андриян Николаев. Виталий Иванович охарактеризовал Байконур так кратко и емко: «Это священные места советской космонавтики. Здесь все связано с ее историей, с ее настоящим и будущим. Здесь, на Байконуре, и время идет стремительнее, четче слышится ритм Земли, ярко проступают черты будущего. Но самое удивительное чувство вызывают люди, которые там трудятся. Это необыкновенно само¬отверженные и преданные своему делу люди. Своим кропотливым повседневным трудом они помогают ша¬гать человечеству к звездам».
Благодаря своему непосредственному начальнику, с помощью офицеров политотдела, командного и инженерного состава мне удалось достаточно быстро освоиться на новом месте. Вскоре на Байконур приехала моя семья. Нашлась работа и для супруги — Людмилы Лазаревны, выпускницы лечебного факультета 2-го Московского ме¬дицинского института им. Н.И.Пирогова. Ее назначили заведующей отделением физиотерапии городской поликлиники. С присущей ей настойчивостью, она добилась ремонта помещений под физиокабинеты, оборудовала их на уровне требований медицинской практики, внедрила дополнительные физиопроцедуры. Отделение стало лучшим в поликлинике. Чистота и уют, современное лечебно-диагностическое оборудование, ковры на полах. Пос¬ле полученной процедуры пациенты (большинство было из местного населения) от души говорили заведующей «Рахмет» («Спасибо» по-казахски). Дочь Надежду опре¬делили в 7 класс 174-й школы им. К.Э.Циолковского с математическим уклоном. Она быстро освоилась в но¬вом коллективе, училась старательно. Нам с супругой на родительских собраниях приятно было слышать положительные отзывы о ней.
На космодроме служили многие выходцы из Чува¬шии: офицеры, прапорщики и солдаты, призванные на срочную службу. Они трудились на разных участках, выполняя единую задачу — обеспечение космических поле¬тов и функционирование инфраструктуры космодрома. Сразу же подружились с полковником Юрием Ивановичем Ивановым — начальником штаба 1-го Управления испытателей («Гагаринский старт»). Юрий Иванович — человек открытый, доброжелательный и эрудированный. К тому же оказался из соседней деревни Синь-Алдыши. Мы часто бывали в гостеприимной семье Ивановых. Супру¬га Юрия Ивановича Антонина Федоровна с удовольствием угощала нас «фирменными» пи¬рогами.
В доме №14 на улице Шубникова, где находилась наша квартира, в соседнем подъезде жила семья Казанцевых — Николай Витальевич и Гера Никитична с маленькой дочкой Элеонорой, которые ро¬дом из Алатырского района. Капитан Н.В.Казанцев — человек очень коммуникабельный, о подобных говорят «трудяга», служил командиром эскадрильи в авиационном полку. Мы часто проводили свободное время вместе.
Однако, вернемся к коллективу строителей Байкону¬ра, где мне предстояло служить. Чуть забегая вперед, скажу, что годы моей службы на Байконуре совпали с периодом нового, грандиозного развертывания строительных работ на космодроме. Одновременно со строительством наземного пускового комплекса «Энергия-Буран» шло строительство уникальной взлетно-посадочной полосы шириной 80 м, длиной 4500 м. Велось строительство объектов связи, слежения, информационного центра, объектов жилья и соцкультбыта, реконструировались ТЭЦ и действующие пусковые комплексы. Строился водопроводный комплекс: скважинный водозабор из подземных озер глубиной 820 м в пустыне Кызылкум, 150 км водопровода диаметром 1200 мм с внутренней цементно-песчаной изоляцией, резервуарами по 3 тыс. куб. м, ЛЭП-35 кВ, автомобильной дорогой протяженностью 150 км, связью, вахтовым поселком. Вырос и объем грузоперевозок. Только для обеспечения строителей на космодром прибывало одновременно до 900 вагонов. Строительный комплекс Байконура включал в себя мощные строительные управления, управления механизации и автотранспорта, электромонтажных связных и сантехнических работ, бетонные и асфальтобетонные заводы, пред¬приятия по выпуску железобетонных изделий, металлических конструкций, баз материально-технического снабжения, службы, обеспечивающие деятельность военно-строительных частей, многочисленных общежитий для офицеров и служащих, столовых, двух хлебозаводов, банно-прачечных комбинатов.
Возглавил весь этот комплекс в 1986 году А.А. Макарычев — опытный руководитель военного строительства. Алексей Алексеевич впоследствии заслужен¬но получил высокое звание Героя Социалистического Труда, вырос в должности, стал генерал-лейтенантом. Для эксплуатации системы требовалось в короткие сроки создать на космодроме стартовый, технический, посадочный и измерительный комплексы и необходимую инфраструктуру. Необходимо было построить заново или реконструировать около 400 сооружений и смонтировать в них около 80 технологических и свыше 300 технических систем. Для решения этих задач на Байконуре было сосредоточено свыше 65 тысяч строителей и монтажников, было сформировано 5 управлений инженерных работ (УИР), автотранспортное, специализированное и механизированное управление, 36 управлений начальных работ (УНР) и 83 военно-строительных отряда (ВСО). Строительство было сложным по своему составу, имело повышенные требования к качеству и сжатые сроки ввода объектов.
Успех зависел от высокой организованности, четкости действий и полной самоотдачи каждого участника процесса. Люди трудились круглосуточно. Работа, начатая в 1978 году, была успешно завершена в 1988 году.
15 ноября 1988 года в кратком и лаконичном сообщении ТАСС говорилось, что в 9 часов 25 минут московского времени орбитальный корабль «Буран» выполнил двухвитковый полет на орбите вокруг Земли, приземлился на посадочную полосу космодрома Байконур. Впервые в мире посадка осуществлялась в автоматическом режиме. Программа испытательного пуска универсальной ракетно-космической транспортной системы «Энергия» и орбитального корабля много¬разового использования «Буран» выполнены полностью.
Нелегко описать на нескольких страницах хотя бы часть той работы, которая проводилась на космодроме. На годы моей службы там приходилось немало бес¬покойных дней и бессонных ночей. Работа командиров, политработников, инженерно-технического состава на Байконуре включала в себя не только выполнение задач строительства. Она была многообразной по своей сути: это и решение социально-бытовых вопросов лич¬ного состава, и поддержание и укрепление воинской дисциплины в частях, и воспитание офицеров, прапорщиков и военных строителей. Если первые строители Байконура испытывали больше всего трудности бытового плана, то в девяностых годах появились трудности другого порядка: с объявленной «перестройкой» началась перестройка в мозгах людей и, к сожалению, не в лучшую сторону.
Во время службы и после иногда мне приходилось слышать высказывания людей, искаженно представляющих роль и место офицеров-политработников в частях и подразделениях. Что на это я могу ответить? Видимо, тому человеку не повезло, если рядом с ним находился плохой политработник. Не исключено, что такие бывают,как бывают плохие командиры и инженеры. Или высказывающий подобное, в силу своей ограниченности, плохо представлял круг обязанностей офицера-политработника. Лично мне повезло: у меня не было ни плохих начальников, ни плохих подчиненных. Мы всегда работали в одной упряжке: командиры, политработники, инженерно-технический состав. Все наши помыслы и действия были направлены на решение стоящих перед коллективами задач. И все в равных долях несли ответственность за весь спектр жизни и деятельности частей и подразделений.
Справлялся ли я с поставленной передо мной задачей? Думаю, да. Уверен в этом потому, что после выполнения программы «Энергия-Буран» меня назначили на новую самостоятельную работу начальником военно-политического отдела 1164 Управления инженерных работ (УИР), который занимался ответственной работой — ре¬конструкцией стартовых комплексов ракет-носителей «Протон».
Мой труд был отмечен высокой правительственной наградой, что является, как я считаю, признанием моих заслуг, в первую очередь, коллективом, где служил. Вселяет в меня эту уверенность и то, что и сегодня у меня сохранились добрые взаимоотношения с ветеранами космодрома Байконур, а они-то умеют оценивать людей по достоинству.

Сайт: http://www.edu21.cap.ru/?t=hry&eduid=10542&hry=./181484/181519/181522